Б. Н. Казаченко
Рукописные тексты крымчаков имеют глубокие корни. Они достаточно богаты и разнообразны [Фото № 1].Здесь на ваш суд вынесены некоторые образцы крымчакской письменности XIX – XX вв., искусственно сгруппированные по классам.

Фото № 1. Образцы крымчакской письменности XIX – XX вв.
Для простоты восприятия всё рукописное наследие крымчаков можно представить в виде упрощенной схемы [Фото № 2]. Здесь приведены основные разделы следующих классов: Договоров,
Джонок2,
Переписей, Писем, Иллюстраций и Книг.


Фото № 2. Схематическое изображение рукописного наследия крымчаков3
Давайте кратко остановимся на каждом из них.
I. Класс «Договоров» представлен здесь различными видами свадебных договоров, брачных контрактов или обязательств – кесуб [Фото № 3]. Все они были выданы в конце XIX – начале XX вв. и несут на себе печать типографии. В них отражены обязанности супругов, список приданного невесты и размер выкуп жениха, подписи членов общины (свидетелей), фамилии и имена новобрачных и их отцов. Так жених подтверждал взятые на себя обязательства перед невестой, и обязанности перед женой, предписанные ему Торой, например, «Пищи, одежды и супружеской близости он не лишит её».


Фото № 3. Разновидности брачных договоров (кесублар).
Но были известны и более ранние кесубы. Первая известная кесуба (кетуба) - Иеhуды Бен Яакова (?) Кермена с Рахель дочерью Менахема Мандо датируется  5348 евр. летоисчисления / 1588 г. из Каффа из собрания А.С. Фирковича РО НРБ.4  Каждая кесуба имела свой рисунок, выполненный вручную девочкой–невестой. Оторванный угол кесубы вдова вкладывала в карман умершего мужа. Это своего рода послание в загробный мир для того, чтобы он там не потерялся и без особого труда смог найти свою избранницу.
II. Класс «Джонок» – рукописные сборники народного творчества на крымчакском языке. Первые, известные нам Джонки, были написаны во второй половине XIX в., так называемым «еврейским шрифтом». В дальнейшем Джонки писались как на крымчакском, так и на русском языках, но преимущественно в кириллической графике.
На следующих четырех фотографиях приведены рукописные тексты из Джонок Бакши [Фото № 4] и Гайго [Фото № 5], которые демонстрируют нам различие в графическом написании крымчакских текстов. Из Джонки Габая [Фото № 6] мы взяли текст молитвы, снабдив ее переводом. Джонка Ломброзо [Фото № 7] представлена здесь тексом некогда популярной в тюркоязычном Крыму народной песни.

Фото № 4. Пример Рукописного текста из джонки Бакши в кириллической графике на крымчакском и русском языках, 1895 год.

 

 Фото № 5. Пример рукописного текста из джонки Гайго – Патык - Пурим в кириллической графике на крымчакском и русском языках, начало ХХ века.

 Фото № 6. Фрагмент текста молитва крымчаков из джонки Габай.

 

Фото № 7. Фрагмент страницы из джонки Ломброзо с текстом песни
III. Класс «Переписей» основан на: а) Списках прихожан молитвенных домов (Къаал) до 1930 года и б) материалах первой Общинной переписи крымчаков, осуществленной в 1913 году молодым учителем крымчакской школы Исааком Самуиловичем Кая (1887-1956) вместе со своей женой Ольгой Юдовной Кая (Хондо) и небольшой группой добровольцев [Фото № 8].

Фото №8. Фрагменгты страниц из переписных листов первой общинной переписи крымчаков, 1913 года. На вопрос И.С. Кая «какие легенды существуют в вашей семье о происхождении крымчаков?» один респондент ответил так: «Прадед выходец из Италии, бывший офицер итальянской армии, вышел в отставку генерал–майором, поселился в Крыму в г. Карасубазаре, прибывшего прозвали карт–би, т.е. старый генерал».
Переписью было охвачено 19 населенных пунктов. В Симферополе перепись не проводилась. Религиозное местное правление решило, что незачем крымчаков «считать по головам как скотину на пастбище». Правда, 13–ю годами позже симферопольцы своими силами все-таки провели аналогичную перепись, но материалы ее утеряны. Есть основания полагать, что во время войны они вместе с архивами Крыма были вывезены в г. Куйбышев (Самару).
IV. Класс «Писем» представлен здесь перепиской с одной стороны между друзьями (или родственниками), а с другой – между крымчакскими общинами, например, Каффы, Салхата и Карасубазара.
Особое место в эпистолярном жанре занимает коллективное «Письмо карасубазарских крымчаков русскому царю Александру I» [Фото № 9]. В нем, в частности, говорится: « … Может быть, обратишь всемилостивейшее внимание своё на нас, так как в жалости и щедрости твоей мы нуждаемся».

 Фото № 9. Копия коллективного письма крымчаков русскому царю Александру I, сделанная Е.И. Пейсахом в 1934 году.
Это послание было написано Яковом Барухом древнееврейским письмом на крымчакском языке 12 мая 1818 г. Но прочитано оно было впервые лишь спустя 116 лет, крымчакским просветителем Евсеем Пейсахом в 1934 году.
Почему так долго не могли прочитать это письмо? Да потому, что письмо было написано древнееврейским шрифтом, многочисленные заимствования, гебраизмы и архаизмы нашего языка затрудняли перевод текстов с письменного крымчакского языка на русский. Кроме того, как потом выяснилось, в Министерстве иностранных дел Российской империи не нашлось такого толмача (знатока-переводчика). Для прочтения этого Письма должно было произойти три одновременных, но независимых друг от друга события: толмач, знакомый со шрифтами древнееврейского языка должен был читать вслух непонятный ему текст, другой толмач, знающий тюркские языки – уяснить и перевести это на русский язык и при этом, свободный от своих дел псаломщик или писарь, гусиным пером должен был успеть записать услышанное.
Эта петиция несмотря на все перипетии, легко ассоциируется у меня с текстом Присяги крымчаков Российскому престолу.
Не менее любопытно письмо Тат–Бохора Суружина [Фото № 10], написанное всё тому же Пейсаху Евсею, но уже в 1965 году с убедительной просьбой: «не могу прочесть Вашего письма. Пожалуйста, очень прошу, пишите мне по-крымчакски».

 

Фото № 10. Из письма Тат–Бохора Суружина, 1965 г.
Транслитерация. Быр турку йазайым сызге, эпысыны унуттым. Шу дакъасы сыздэн каат алдым, пек йахшы олды. Чъаным, сызге  йалварайым, каатынъызны охымаа быльмийым. Чъаным, пек йалварайым, къырымчакъчаз йазынъыз.
Перевод: Напишу Вам одну песню, почти всё уже я позабыл. Как раз сейчас получил от Вас письмо, так мне радостно стало. Пожалуйста, очень прошу Вас, не могу прочесть Вашего письма. Пожалуйста, очень прошу, пишите мне по-крымчакски.
Последние: V и VI классы в нашей схеме [Фото № 2] представлены Иллюстрациями [Фото № 11] и Книгами [Фото № 12].
Иллюстративный фонд содержит портреты крымчаков, переживших войну и карандашные зарисовки из их жизни.

 Фото № 11. Портреты крымчаков: крымчакский ребы Моисей Гурджи, Мария Ильинична Манто, Дора Елизаровна Ломброзо, Исаак Самуилович Кая. Избранные работы художника – Реби Давида Ильича. 
О существовании у крымчаков письменности5 в  древние времена может свидетельствовать «Книга больших и малых пророков», которая долгое время находилась в генизе Карасубазарского къаала [Фото № 12; Фото № 13]. Известный собиратель древностей А.С. Фиркович датировал ее 846 годом нашей эры.

Фото № 12. Санкт-Петербург, Институт восточных рукописей. Страница самой древней рукописной книги из тех, что когда-то хранились в генизе Карасубазарского Къаала. Цит.по С.М. Якерсон. От буквы к литере. Очерки по истории еврейской средневековой книги. «Контраст», С-Пб., 2016 – с.159.
Однако, недавно специалист по еврейским рукописям С.М. Якерсон, используя радиоуглеродный анализ, убедительно показал ее принадлежность к XIIXIII вв.

 Фото № 13. Фрагменты разных рукописных книг, обнаруженных А.С. Фирковичем в крымчакской генизе Карасубазарского торгового къаала. 
Эти древние книги были изъяты обманным6 путем в Карасубазаре и вывезены из Крыма в Санкт–Петербург. Данное собрание книг получило название «Ленинградский кодекс» (по месту хранения) или «Карасубазарский кодекс» (по месту их обнаружения).7
На Фото № 14 и Фото № 15 приведены страницы рукописных Книг Соломона Ачкинази и Дауда Пейсаха, в соответствии с номерами фото.

 

Фото № 14. Разворот рукописной книги Соломона Ачкинази.

 Фото № 15. Разворот рукописных книг карасубазарского хазана Дауда Меировича Пейсаха: «Рассказы в ночь Пейсаха» и «Порядок проведения ночи Пейсаха», 1872 г.
Эти книги посвящены большому религиозному празднику Пейсах. К сожалению, про авторов этих книг известно немного. Знаем только, что оба они были раввинами и учителями в крымчакской школе, а также, что Дауд Меерович Пейсах был хранителем крымчакской библиотеки, ангелом-хранителем и душеприказчиком Хаима-Хизкиягу Медини [Фото № 16].

Фото № 16Хаим Хизкиягу Медини – духовный наставник крымчаков в течении 33 лет. Проводы его в Палестину учениками и преподавателями крымчакских учебных заведений г. Карасубазара, 1899 г. Фото придворного фотографа Тираспольского Якова Львовича. На фотографии в первом ряду слева выглядывает девушка с белыми бусами – будущая учительница крымчакской школы – Хая Тревгода, мужчина со скрещенными на животе руками – зять хахама – Пейсах Давид Юдович, левее от него молодой мужчина в белой рубахе – Дауд Меерович Пейсах, между ним и Медини сидит отец Дауда – купец Пейсах Меир Акивович по наследственному прозвищу «Алтыр», лучший друг, снабжавший всем необходимым Хаима-Хизкиягу Медини 33 года и пригласивший его тогда переехать с семьей в Крым из Турции.
Тем не менее, наибольшую известность получил другой ученик и зять Медини. Его имя – Нысым Натан сын Мардки Леви по прозвищу Чахчир [Фото № 17]. Он автор переводов и четырех книг на крымчакском языке.

 Фото № 17. Разворот религиозной книги «Чудеса чудес» Нысыма Натана Леви – Чахчира. Язык крымчакский, шрифт древнееврейский.
Завершая краткий экскурс в рукописное наследие крымчаков, позвольте продемонстрировать вам и разделить с вами радость от последней архивной находки [Фото № 18].
Она представляет собой весьма элегантную вещицу тонкой ручной работы – вмонтированный в спичечный короб «Словарь национальных имен». Смастерил ее сын нашего первого дипломированного учителя и просветителя – Исаака Самуиловича Кая. Имя его – Лев Исаакович Кая, это крымский краевед, заинтересовавшийся происхождением караимов.

 Фото № 18. Общий вид сильно увеличенного «Словаря мужских и женских национальных имен» Льва Исааковича Кая (1912-1988).
Кстати, над созданием «Словаря мужских и женских национальных имен» инженер–теплотехник Л.И. Кая работал в 1940 – 1950–е годы, находясь в местах лишения свободы, будучи, как тогда говорили, «врагом народа» по сфабрикованному делу. Впоследствии он был восстановлен в правах, полностью оправдан и реабилитирован.
И, наконец, необходимо сказать пару слов о замечательном «Словаре русско–крымчакского языка» Шемеля Евсеевича Ачкинази (1911-1992) [Фото № 19]. Его архив с рукописным Словарем и магнитофонными записями также был недавно обнаружен в запасниках Архива.

Фото № 19. Рукописи Словаря, грамматики и пословиц Ачкинази Шемеля Евсеевича.
Этот Словарь принадлежит не просто крымчаку, а человеку, с отличием окончившим крымчакскую школу, а в последствии и преподававшем в ней. Его учителями были Исаак Самуилович Кая, Ольга Юдовна Хондо, Полина Марковна Бакши, Хая Исааковна Тревгода и др. Словарь Шемеля Ачкинази содержит подробнейшую грамматику крымчакского языка. Этот, внушительный по объему Словарь со словарным запасом разговорного языка, содержит также 159 крымчакских пословиц, выражений и крылатых фраз. Отдельным томом к словарю прилагается подробнейшая автобиография [Фото № 20], в которой повествуется о семье и родственниках, крымчакских национальных клубах и школе, школьных учителях и выдающихся крымчаках.

Фото № 20. Обложка монографии (М., «Буки Веди», 2020 – 264 с.) о жизнеописании знатока и ученого, просветителя и учителя крымчакского языка – Шемеля Евсеевича Ачкинази (1911-1992) – автора книги «Крымчакская лексикография, грамматика и фразеология» (Симферополь: ИТ «Ариал», 2019 – 516 с.)
Крымчаки остро нуждаются в таком справочном издании, поскольку оно не только дополняет изданный ранее нашим патриархом Давидом Ильичом Реби «Словарь» (преимущественно) письменного крымчакского языка, но и значительно превышает его словарный запас (более чем в пять раз). Издание такого Словаря стало возможным благодаря финансовой поддержке РФФИ (Росси́йского фонда фундамента́льных иссле́дований) и Министерства образования, науки и молодежи Республики Крым в рамках научного проекта № 19-412-910009\19 «Крымчакская лексикография, грамматика и фразеология в работах Ш.Е. Ачкинази».
Примечания
1. Ссылки на публикацию: Б. Казаченко. Рукописное наследие крымчаков. Альманах «Кърымчахлар» № 9/2019. Симферополь, 2019. С. 107-112.
Материал и фотоиллюстрации предоставлены автором для публикации на сайте https://krymchaks.info. В данный вариант статьи внесены некоторые изменения, согласованные с автором. 
Точки зрения редактора и автора публикуемого материала могут не совпадать. За точность информации в материалах несет ответственность автор.
2. Джонка – это рукописный сборник народного творчества на крымчакском и русском языках, включая блокноты с портретами крымчаков и зарисовками из их жизни. - прим. Б. Казаченко.
3. Автором допущена неточность в Фото№2. «Схематическое изображение рукописного наследия крымчаков». Б.Н. Казаченко, обозначив тему как «Рукописное наследие крымчаков», рассматривает также некоторые виды письменных источников, изданных типографским способом. Например, в письменном наследии крымчаков (в рукописном и печатном) не обнаружены т.н. инкунабулы, т.е. книги, изданные типографским способом от начала книгопечатания и до 1 января 1501 г. Первое, известное науке, печатное издание крымчаков появилось в 1734 году (крымчакский молитвенник 1734 года, отпечатанный в караимской типографии Чуфут-Кале).  См. иллюстрацию: титульная страница молитвенника (монография М.Б. Кизилова «Крымская Иудея». Симферополь, 2011.С. 212)   - прим. ред. М. Гурджи.
4. В.А. Ельяшевич. Крымчакские кетубы конца XVI – начала XVII века из собрания А.С. Фирковича: введение в источники. Альманах "Кърымчахлар" № 9/2019. С. 158.  - прим. ред. М. Гурджи.
5. 
В исследовании С.М. Якерсона («Карасубазарский кодекс» "Поздних Пророков" в собрании ИВР РАН (D 62). Заметки к его истории, локализации и датировке. Письменные памятники Востока. РАН, 2013. С. 176-189) указано на то, что исследуемая рукопись была создана в персидском геокультурном подрегионе не ранее начала XI в. Следовательно, рукопись была перевезена в Таврию евреями-мигрантами из этого подрегиона. Следуют внести ясность также в корректное использование этнонима «крымчак»: проживавшие в Таврике до XV века евреи – талмудисты сыграли роль субстрата в формировании данной общности и называть их крымчаками не следует. Выделение группы тюркоязычных раввинистов в Крыму можно датировать концом XV-нач. XVI  вв. С этого периода о крымчаках следует говорить как об этнической общности. Этноним «Евреи Кримчаки»  впервые упоминается  в  «Полном собрании законов Российской империи» 1845 г. (Т. XX. СПБ. 1846. С. 3).- прим. ред. М. Гурджи.
6. Мнение редактора не совпадает с мнением автора материала Б.Н. Казаченко. Редактор поддерживает точку зрения, высказанную крымским исследователем В.А. Ельяшевичем: «В общине крымчаков Крыма имя А.С. Фирковича прочно ассоциируется с бесцеремонным обращением караимского коллекционера с рукописями из генизы крымчакской синагоги в Карасубазаре в 1839 году. Да, действительно, не взирая на категорический отказ крымчаков открывать хранилище рукописей, на которое под угрозой смерти был наложен херем (запрет), А.С. Фиркович сломал стену, отделяющую помещение хранилища от учебного класса, и проник к древним рукописям. Надо сказать, что с точки зрения законности поступок А.С. Фирковича не может вызывать никакого осуждения, так как коллекционер действовал согласно выданному ему губернским начальством открытому листу и при помощи полиции. С точки зрения науки поступок А.С. Фирковича вообще выходит за рамки каких-либо оценок, так как исключительно благодаря ему до наших дней дошли уникальные крымчакские рукописи, которые бы, несомненно, погибли в XX веке». См. В.А. Ельяшевич. Крымчакские кетубы конца XVI – начала XVII века из собрания А.С. Фирковича: введение в источники. Альманах "Кърымчахлар" № 9/2019. С. 158. 
Факт изьятия А.С. Фирковичем из генизы карасубазарской синагоги крымчаков серии древних книг, условно названных как «Карасубазарский кодекс», точно не установлен. С.М. Якерсон в своей  статье «Карасубазарский кодекс» "Поздних Пророков" в собрании ИВР РАН (D 62). Заметки к его истории, локализации и датировке. Письменные памятники Востока. РАН, 2013. С. 176-189 утверждает следующее: «Рукопись поступила в фонды Азиатского музея в составе коллекции проф. Даниила Хвольсона в 1911 г. Даниил Абрамович Хвольсон (1819–1911) — выдающийся востоковед-семитолог, заведующий кафедрой еврейской, сирийской и халдейской словесности Санкт-Петербургского университета и автор перевода большинства книг Ветхого Завета на русский язык. ... Авраам Фиркович увидел рукопись "Поздних Пророков" впервые в Карасубазаре в 1838 г. и снял копию с владельческих записей (Фиркович, 1872, C. 5, параграф 13). Через год караимское духовное правление в Евпатории получает официальный губернаторский запрос о происхождении караимов, известный в науке как «Шесть вопросов к караимам». В связи с этим запросом Фиркович пишет письмо своему патрону и покровителю, главе крымских караимов гахаму Симхе Бобовичу (1790–1855), в котором упоминает, что год тому назад он видел древнюю рукопись у евреев-крымчаков в Карасубазаре. Он считает эту рукопись караимской и, опираясь на это, обосновывает необходимость продолжения поиска старинных манускриптов и предлагает себя в качестве исполнителя этой миссии. Иными словами, Фиркович впервые увидел в Крыму действительно старинную рукопись и в его голове возникла идея того, что этот и подобные ему манускрипты могут служить доказательством древности пребывания его братьев на полуострове. Получается, что именно эта встреча с древней рукописью в Карасубазаре и легла в основу его знаменитого "путешествия за рукописями". 
Отмечу, что Карасубазар явился одной из первых остановок Фирковича в экспедиции 1839 г. И в Карасубазаре ему удалось, преодолев сопротивление членов общины, вскрыть синагогальную генизу и забрать хранившиеся в ней материалы. Правда, нашу рукопись тогда Фирковичу заполучить не удалось, но это, возможно, не сильно его огорчило, ведь у него на руках уже были копии необходимых ему владельческих записей». С.М. Якерсон ссылается на описание вскрытия генизы карасубазарской синагоги крымчаков, размещенном А.С. Фирковичем в предисловии к его книге «Сēпер ’aбнē зиккарōн» (ивр.« ספר אבני זיכרון» , «Книга памятных камней») (Фиркович, 1872). Английский и русский переводы этого текста см.: Якерсон, 2003-b, p. 35–36; он же, 2008, C. 27. 46.  А.С. Фиркович упоминает в этой же книге ( с. 18, параграф 39) о том, что «Поздних Пророков», как и некоторые другие книги, от него спрятали. - прим. ред. М. Гурджи.
7. Б.Н. Казаченко ошибочно отождествляет «Ленинградский кодекс» и «Карасубазарский кодекс». Это разные манускрипты: «Ленинградский кодекс» представляет собой древнейший, полностью уцелевший, список масоретского текста Ветхого Завета, датированный 1008 годом. Описание коллекции было завершено А.Я. Гаркави в 1912 году. Впоследствии над ее изучением работали российские и советские востоковеды П.К. Коковцов, А.Я. Борисов, И.И. Равребе, К.Б. Старкова, М.Н. Зислер, Л.Х. Вильскер, Г.М. Глускина и В.В. Лебедев. Cм. подробнее: Вихнович В.Л. Караим Авраам Фиркович. Еврейские рукописи. История. Путешествия. СПб., 2012. C. 245-247., Котик А.А. Караимские документы на еврейско-арабском языке в собрании РНБ. СПб, 2016. С. 3. Интернет-ресурс: Караимские документы на еврейско-арабском языке в собрании РНБ (nauchkor.ru). В общих чертах о «Карасубазарском кодексе» написано в ссылках №№ 5, 6. к данной статье. - прим. ред. М. Гурджи.