Статья крымского историка Андрея Витальевича Мальгина была опубликована в далеком 2002 году в Симферополе (Мальгин А.В. Новые элементы в идентичности караимов и крымчаков в современном Крыму // Этнография Крыма XIX–ХХ вв. и современные этнокультурные процессы. Материалы и исследования. Симферополь, 2002. С. 93.). За этот отрезок времени в государственном устройстве Крымского полуострова произошли значительные изменения. Тем не менее, рассматриваемая автором статьи проблематика идентичности караимов и крымчаков в  Крыму, не утратила актуальность и в наши дни. С подробным же изложением истории иудеев Таврики с античных времен до 2010-х годов вы можете ознакомиться, прочитав замечательную монографию М.Б. Кизилова "Крымская Иудея". Симферополь. Издательство "Доля", 2011. 

Фотоиллюстрация первой страницы обложки монографии М.Б. Кизилова "Крымская Иудея". Симферополь. Издательство "Доля", 2011.
Крымские караимы и раввинист (вариация на литографию из альбома Т. де Поли)
Мальгин А. В. 
Источник: интернет-ресурс https://archipelag.ru/authors/malgin/?library=1169

Крымский полуостров, как известно, является родиной двух небольших реликтовых этнических групп, культура которых тесно связала с религиозным наследием иудаизма. Это караимы и крымчаки. Первая община насчитывала по данным переписи 1989 г. чуть менее 3 тыс. чел, вторая около 1,5 тыс. чел. около половины членов и одной и второй общины проживают в Крыму (данных последней украинской переписи еще нет). Не смотря на малочисленность, эти сообщества переживают сегодня небывалый всплеск интереса к вопросам своего этногенеза, языка, культуры, интереса общего для населения бывшего Советского Союза, переживающего сегодня глубокие этнокультурные и политические трансформации. Возможно, в Крыму мы сталкиваемся в настоящее время с наиболее яркими и самобытными проявлениями «национальных возрождений», свойственных и Украине в целом. Достаточно сказать, что в последние годы Крым переживает сложные процессы, связанные с репатриацией крымских татар.
Иногда они принимают весьма специфические формы, которым трудно дать какие-либо однозначные толкования, но в любом случае экспертному сообществу, думается, будет небесполезно познакомиться с теми тенденциями, которые здесь обнаруживаются. Это тем более небесполезно, что в последнее время полемика вокруг определенных идей начинает охватывать не только представителей караимской и крымчакской общин Крыма, но и становится не последним фактором этнополитических дискуссий в автономии. Настоящий доклад посвящен определенным комплексам идей, которые развиваются сегодня группами караимских и крымчакских интеллектуалов и предлагаются ими в качестве основ для самосознания этих этнических групп. Мне бы хотелось сразу заметить, что моей целью не является давать какие-либо оценки этим идеям, моя задача лишь рассказать о них в контексте тех процессов, которые происходят сегодня в самосознании жителей этой части Украины.

Подробнее: Евреи или тюрки. Новые элементы в идентичности караимов и крымчаков в современном Крыму

На фото: крымчаки, участники ВОВ, носители  фамилий  Пейсах, Габай, Мангупли, Гайго, Бакши, Рафаилов, Реби, Ломброзо и других. Симферополь, начало 1980-х гг. Фото из личного архива М. Гурджи.

Первый, в верхнем ряду, справа-Юрий Михайлович Мангупли, (1920 г.р.- нач.1990-х)
Второй, в верхнем ряду, справа-Валит Семен Михайлович (1916-2004)
Третий, в верхнем ряду, справа-Цырульников Иосиф Семенович (1926-2004).
Четвертый, в верхнем ряду, справа (в центре)-Марк (Мара) Моисеевич Бакши, 1914 г.р.
Первый, в верхнем ряду, слева Ачкинадзе Рафаил Аронович (1927-2020)
Первый, во втором ряду, слева-Мизрахи Илья Давидович  (1911-1989)
Второй, во втором слева-Монавель Чулак  (1914-нач.1990-х годов)
Третий, во втором ряду, слева-Давид Абрамович Габай, 1910 г.р.
Четвертый, во втором ряду, справа-Рафаилов Семен Исаакович (1924-2004)
Первый, во втором ряду, справа-Давид Ильич Реби-( См. подробнее: Давид Ильич Реби (1922-2019)
Третий, во втором ряду, справа-Семен Бакши.
Первый, в нижнем ряду, слева-Абрам Моисеевич Пейсах (1900 -1984)-(См. подробнее: Памяти семьи Пейсах из Карасубазара)
Второй, в нижнем ряду, слева -Ломброзо Михаил (Меир) Юрьевич (Юдович) (1911-1998)
Третья, в нижнем ряду, слева-Евгения Лазаревна Эльяшева (Гайго)-(См. подробнее: Евгения Лазаревна Ельяшева (1923-2013)
Первый, в нижнем ряду, справа-Нисим Мордехаевич Мизрахи (1911-1989)
Второй, в нижнем ряду, справа -Анджело Владимир Михайлович (1915-2009)
Третий, в нижнем ряду, справа-Давид Иосифович Гурджи-(См. подробнее: Давид Иосифович Гурджи (1903-1986) 

Предисловие
Данная статья, опубликованная на сайте https://jewish.ru/ предположительно является переработанным и сокращенным вариантом одноименной статьи И.Б.Котлера "Фамилии крымчаков как источник их этнической истории" — Малые и дисперсные этнические группы в Европейской части СССР (География расселения и культурные традиции), Москва 1985. С. 83-94. Игорь Борисович Котлер одним из первых занялся углубленным исследованием фамильного фонда крымчаков в свете их этнической истории в 1980-х и опубликовал ряд статей по заданной тематике. Первым исследователем, обратившим внимание на уникальный фамильный фонд  крымчаков, является известный ученый-антрополог С.А. Вайсенберг, посетивший Крым в 1912 году, с целью изучения  караимских и крымчакских фамилии для установления их происхождения. Встретившись с И.С. Кая, который передал ему список из 85 крымчакских фамилий с собственными пояснениями, ученый охарактеризовал его как "одного из усерднейших поборников просвещения и насаждения современной культуры при сохранении,однако,всего хорошего старого среди своих соплеменников". По результатам его экспедиции последовали публикации: Вайсенберг С.А. Исторические гнезда Кавказа и Крыма. Еврейская старина Т .6.Вып. 1 (СПб.1913. С. 51-69) и Вайсенберг С.А. Фамилии караимов и крымчаков. "Еврейская старина", Вып.3 ( СПб. 1913.  С. 384-399)
Статья Льва Минца из указанного интернет-ресурса публикуется без изменений.
Лев Минц
Источник: интернет-ресурс: https://jewish.ru/ru/stories/reviews/5217/

Подробнее: Фамилии крымчаков как источник их этнической истории

И.В.Ачкинази (1954-2006)
Фото из архива дочери Игоря Вениаминовича Ачкинази Татьяны Ачкинази (Шевцовой)


Подробнее об авторе : интернет-ресурс: 25-Achkinazi.pdf (nbuv.gov.ua) 
Источник: интернет-ресурс: Погребальный обряд крымчаков (nbuv.gov.ua)
И.В. Ачкинази. Погребальный обряд крымчаков. Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии: Сб. научн. тр. — 1993. — Вып. III. — С. 193-198, 387. 

Публикуется в сокращении. Добавлены комментарии М.Гурджи
Погребальный обряд крымчаков — небольшой этно-конфессиональной группы, сформировавшейся в Крыму в средневековый период, не вызывал интереса у исследователей, обращавшихся к вопросам их этнографии и этнической истории (1; 2). Описание этого обряда, сделанное автором по рассказам различных информаторов*, а также проведенные им в 1990 г. археологические раскопки на Карасубазарском национальном кладбище**, позволяют ввести в научный оборот этот новый источник по этнической истории крымчаков.

Подробнее: Погребальный обряд крымчаков

И.В.Ачкинази 
Фото из архива Народного историко-этнографического музея крымчаков в Симферополе

Интернет-ресурсhttp://dspace.nbuv.gov.ua/handle/123456789/170119
Источник: И.В. Ачкинази. Знаковые элементы традиционной одежды крымчаков XIX-XX вв. Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии: Сб. научн. тр. — 2002. — Вып. IX. — С. 599-614.
О традиционной одежде крымчаков, как в источниках, так и в литературе имеются очень немногие данные. Можно сказать, что эта тема до настоящего времени не разработана. К сожалению, в числе авторов, оставивших небольшие свидетельства по данному вопросу в XIX-XX вв., не было ни одного этнографа, отсюда поверхностность описаний, обесценивающих эти сведения. Кроме этого удручающего обстоятельства следует отметить и другое - ко времени начала сборов этнографических коллекций крымчаков (нач. бО-х гг. прошлого века) - предметов, характеризующих материальную культуру и быт этого народа, насчитывались лишь единицы. Крымчаки, остававшиеся в оккупированном немецкими фашистами Крыму (1941-1944), были истреблены, а их имущество разграблено. В настоящее время в коллекции предметов быта и материальной культуры крымчаков Российского Этнографического Музея около 20 экспонатов, представляющих элементы одежды, а Крымского этнографического музея - 2. Доклад “К вопросу о старинной национальной одежде крымчаков” Е.И.Пейсаха', собирателя этнографических коллекций, характеризующих быт крымчаков, прочитанный им в Музее этнографии народов СССР в 1967 г, является наиболее полным, отражающим почти все сведения об этой группе этнографического материала[1]. К сожалению, в нем нет ссылок на информаторов, сообщивших данные о тех или иных видах одежды. Этих же сведений нет среди сданных на архивное хранение в Сектор рукописей РЭМ и Рукописный отдел ГПБ рукописных материалов Е.И.Пейсаха.Вероятнее всего, некоторые сведения были получены автором из переписки с пожилыми крымчаками в 60-е гг. прошлого столетия, когда были еще живы люди, родившиеся в 80-е годы XIX века.

Подробнее: Знаковые элементы традиционной одежды крымчаков XIX-XX вв.

В. М. Ачкинази (1927-1992)
Источник: интенет-ресурс : Крымчаки Krymchaks קרימצ'קים: Крымчакские имена (В. М.  Ачкинази)
Публикация дополнена полной версией статьи по тексту ранее опубликованного очерка:  
Ачкинази В. М. Имена крымчаков // Проблемы истории Крыма, Симферополь, 1991 г., т. 1, с. 9.
Аннотация (на украинском и русском языках): 
Кримчаків вважали євреями. Етнонім з’явився у документах в 1859 р. (громада в Карасу-Базарі). К 1913 р. мешкали в 19 містах. Імена їх ніким не вивчались. Зібрано понад 150 особових чоловічих та жіночих імен. Особове ім’я доповнювалось дис-кримінатором (він звався «лагъап», їх зібрано десь 400). Крымчаков считали евреями. Этноним появился в документах 1859 года (община в Карасу-Базаре). В 1913 г. крымчаки проживали в 19 городах. Имена их никем не изучались. Собрано более 150 личных мужских и женских имен. Личное имя дополнялось дискриминатором или прозвищем («лагъап», их собрано почти 400).[1] 
  
  Крымчаки немногочисленная национальность, этногенез которой до сих пор мало изучен. Они являются одной из этнических групп, чья история уходит в глубь веков Таврики, и попали под российское подданство после присоединения Крыма к России в 1783 г. Крымчаки тюркоязычны, их традиционная религия (в прошлом) – иудаизм. В быту крымчаки разговаривали на крымчакском языке, корень которого относится к одной из групп половецкого, – в письме пользовались древнееврейскими буквами. Язык крымчаков совершенно не изучался, а его схожесть с крымскотатарским и проживание их в тесном соседстве с татарами давали основание некоторым исследователям (и ученым) считать его крымскотатарским, правда, иногда делались оговорки о «некоторых фонетических и лексических особенностях» последнего. Имена крымчаков никогда и никем не изучались. Их считали еврейскими, ибо крымчаков в научной и краеведческой литературе дореволюционного периода (да и теперь иногда) называли термином: евреи–крымчаки, крымские евреи. Однако термин «еврей» и «иудей» не идентичны. Первый указывает на национальную, а второй на религиозную принадлежность, что не всегда совпадает. Крымчаки, впервые засвидетельствованные этим термином в официальной переписке в 1859 г. как мещане города Карасубазара (ныне г. Белогорск, Крымской обл. УССР), к 1913 г. жил небольшими колониями в девятнадцати городах юга России.[2]
  Число крымчакских личных имен сравнительно невелико - не более 140-150.
  Как все прозелиты [3] , крымчаки, вероятно, в период принятия иудаизма давали новые имена (библейские) тем членам общины, кто принимал новую веру. Древнебиблейские имена у крымчаков из древнего (библейского) – через Пятикнижие и Ветхий Завет периода. 
  Однако, сравнительно небольшое количество имен и обрядность встречается и из средневекового (талмудически–раввинистического) периода. Этим, вероятно, и можно объяснить такой узкий, ограниченный список имен, которыми на протяжении веков пользовались крымчаки.
  При традиции постоянной передачи одних и тех же имен от старших к младшим это могло бы породить путаницу, особенно в тех условиях скученности, в которых жили крымчаки до Октябрьской революции. Но этого не происходило. На помощь имени приходило прозвище - «лъагъап», ярко индивидуализировавшее носителя. Известно около 400 таких прозвищ, с помощью которых пожилые крымчаки устанавливают до сих пор, кто чьим родственником является.
Основная масса крымчакских имен, особенно мужских - имена древнееврейского (библейского) происхождения. Частыми являются имена патриархов, особо "отмеченных богом", и их жен: Аврам (Авраам), Сара, Сах (Исаак), Ривке (Ревекка), Яко (Иаков), Лие (Лия), Рааль (Рахиль). Не забывали крымчаки и имена детей Иакова: Рувен (Рувим), Юда (Иуда), Даня (Дан), Гад, Юсуф (Иосиф), Беньямин (Вениамин) - последние два особенно часты. Редко имя Срель (Израиль), но почти всегда в многодетных крымчакских семьях можно было встретить имена Моше (Моисей), Арон (Аарон) и имена особо почитаемых легендарных царей Иудеи - Самуила, Давида Соломона (Шомель, Давуд (Дауд), Шелома). Не обходили крымчаки вниманием имена сыновей Моисея – Гершона и Елиезера (Лазарь) – игнорируя Аароновых. 
Из Пятикнижия известно, что старший сын Иосифа Манассия не получил благословение деда (Израиля), а младший Ефрем получил – отсюда часто встречающийся Ефрем и совершенно отсутствует имя Ианасеия.
В быту употребляемые имена трансформировались. В имени Незер трудно реставрировать древнее Элеазар (Лазарь), но в этой древней форме произносилось имя при отправлении религиозных обрядов.

Подробнее: Имена крымчаков