Лариса Мангупли
Журналистские заметки с исторического собрания крымчаков Израиля
Фотоиллюстрации Эллы Циглер
    «Мы, сыны и дочери древних еврейских семей Крыма, общины Кафы и Карасубазара, живущие на Земле Израиля, к которой вознесены были взоры наших предков, с гордостью и великой радостью пришли к решению основать…».
  Из «Декларации о возрождении общины крымчаков Израиля»
 
На фото: общая фотография участников учредительного собрания
  Всякий раз, поставив последнюю точку под рукописью, так или иначе связанной с историей крымчаков или судьбой моего соплеменника, меня посещает чувство, что тема эта, пожалуй, исчерпана. Но жизнь идёт своим чередом и периодически подбрасывает всё новые и новые события, связанные с жизнью нашего малочисленного народа. Так случилось и совсем недавно. Но, пожалуй, слово «случилось» не совсем точно определяет событие, о котором пойдёт речь. Как полноводная река начинается с ручейка, так и любое значимое событие имеет свой источник.
   Начну издалека. Неформальное объединение этнолингвистической группы евреев-крымчаков существует в Израиле более трех десятков лет. Истоки его – в начале девяностых годов минувшего века. Люди, пережившие трагедию Холокоста, их дети и внуки, имевшие право на репатриацию в Израиль, осваивались на Святой Земле, обживались в её городах и поселениях, пускали семейные корни. Большинство их прибывало из Крыма, где тысячи их соплеменников были расстреляны нацистами в годы Второй мировой войны. Сближало и объединяло людей общее горе потери родных и близких. И сохраняя традицию памяти о погибших, начало которой было положено в Крыму в первые послевоенные годы, они ежегодно собирались 11 декабря (дата самого массового расстрела крымчаков в 1941 году у противотанкового рва на 10-м километре шоссе Симферополь – Феодосия), чтобы вспомнить и помянуть погибших. Приезжали из разных мест в центр страны, в Нетанию, в дом Ники Чолака, привозили с собой традиционную национальную еду и, подняв бокалы с красным вином, вспоминали родных и близких, молились за них, пели печальные песни на своём родном языке. И пока догорали свечи, память была главным «действующим лицом» на этих встречах – тъкунах.

Подробнее: Возрождение

Михаил Кизилов
Этнографы называют крымчаками этнос, сформировавшийся из нескольких групп еврейского происхождения, оседавших на крымской земле, начиная с первых столетий нашей эры, а также в средние века и раннее новое время. Термин «крымчаки» возник в 19 в. для обозначения тюркоязычных евреев-рабанитов Крыма, отличных как от караимов, так и от европейских евреев (ашкеназов), появившихся на полуострове после 1783 г. Краткое определение этого понятия принадлежит крымчакскому просветителю И.С. Кая [2] (1887–1956): «Крымчаки – это особая группа евреев, которая издавна живет на Крымском полуострове и в значительной мере приняла татарскую культуру»[3].
Крымчакская община сформировалась в период позднего средневековья и раннего нового времени из представителей еврейских общин Европы, Малой Азии, Кавказа и Ближнего Востока. Среди них были говорившие на идише ашкеназы и греко-, ладино-, тато-, арабоязычные евреи Византии, Испании, Италии, Востока, Кавказа и Руси. О разнородном происхождении рабанитской общины говорят фамилии современных крымчаков. Берман, Гутман, Ашкенази (Ачкинази) пошли от эмигрантов из Европы и России; Абрабен, Пиастро, Ломброзо, Тревгода ― от выходцев из Италии и Испании; Бакши, Стамболи, Измирли, Токатлы, Мизрахи ― из Турции и мусульманского Востока; Лехно, Варшавский ― из Польши; Гота, Вайнберг ― из Германии; Гурджи ― с Кавказа и т. п. Есть фамилии, указывающие на крымское происхождение или на профессию их обладателей: Мангупли«из Мангупа», Демерджи«кузнец», Таукчи«птичник». Примерно 40 процентов крымчакских фамилий содержат древнееврейские (ивритские) корни: Пейсах, Пурим, Рабену, Леви, Бентовим, Рафаилов[4] и др.

Подробнее: Крымчаки: современное состояние общины

Борис Казаченко
К концу XIX века в Карасубазаре существовало четыре синагоги. По мере укрепления в общественном сознании крымчаков духовной культуры иудаизма вообще и культуры ее сефардского толка в частности, руководство общины все чаще задумывалось о необходимости создания учебного заведения, специально предназначенного для подготовки раввинов нового типа (образца): свободно владеющих языком окружающих народов, а также сведущих как в религиозных, так и в светских науках.
Так по благословлению великого Карасубазарского Хахама Хаима-Хизкиягу Медини после всех разрешительных и согласовательных процедур крымчаки приступили к сбору народных денег для строительства нового культового здания. Место для него выбрали приблизительно в ста метрах от прежнего Къаала, который уже не вмещал всех верующих (подробнее: Материалы о крымчаках в прессе конца XIX - нач. XX вв. Возведение синагоги в Карасубазаре).
Архитектор спроектировал здание «раввинской академии» в мавританском стиле. Имя его нам неизвестно, но есть основания полагать, что за основу будущего высшего духовного учебного заведения был взят проект «первого архитектора Южного берега Крыма» Ф.Ф. Эльсона. В литературных кругах этот проект именовали «Романтической Александрией». Он был назван так в честь императора Александра II, а также и самого владельца здания князя Александра Николаевича Голицына.
Первоначально это учебное заведение имело название иешива. Но по мере строительства внушительного по своим размерам нового здания оно всё чаще в неофициальных разговорах именовалось то «раввинской семинарией», то «раввинской академией», а то и «Крымско-еврейской духовной академией»

Фото № 1. Старое фото Карасубазара
 
Фото № 2.
Однако строительство затягивалось из-за отсутствия денег ...
Старая открытка. Крымская раввинская академия и крымчакский «торговый» Къаал (правда, на старой открытке ошибочно указано: «Крым-Карасубазар. Крымско-Еврейская синагога»)

Подробнее: Из истории Карасубазарских молитвенных домов крымчаков

КРЫМЧАКИ - еврейская этнолингвистическая группа (община). До Второй мировой войны крымчаки в основном населяли Крымский полуостров. 
Самоназвание евреев Крыма дороссийского периода иехудилер кырымча или срэл балалары (`сыны Израиля`). В петиции царю Александру I (1818) крымчаки именовали себя бени Исраэл (`сыны Израиля`). Лишь в сравнительно позднее время (середина  XIX в. – начало XX в.) они стали пользоваться в качестве самоназвания словом кирымчах от русского «крымчак». Название «крымчаки» («евреи-крымчаки») впервые появляется в официальных русских источниках с 1845 г. По-видимому, этот термин был призван отличать крымских евреев-раббанитов от живших там же караимов, а также ашкеназов.

РАББАНИТЫ, евреи, признающие (в отличие от караимов) авторитет Устного Закона.
Иллюстрация - картина художника Бориса Дуброва "Обсуждение главы из Талмуда".

 
УСТНЫЙ ЗАКОН (תּוֹרָה שֶׁבְּעַל-פֶּה, Тора ше-бе-‘ал-пе — `устная Тора`), собирательное название устной галахической (см. Галаха) и аггадической (см. Аггада) традиции, которая возникла главным образом после канонизации Пятикнижия и прошла долгий путь развития и формирования, закончившийся созданием устных, а затем и письменных сборников (см. Мишна, Тосефта, Талмуд, Гемара, Мидраш).
 Иллюстрация-Каффинские караимы (из альбома О. Раффе)   


КАРАИМЫ (קָרָאִים, караим — `читающие`, בְּנֵי מִקְרָא, бней микра, בַּעֲלֵי מִקְרָא, ба‘алей микра — `люди Писания`), возникшая в начале 8 в. в Багдаде еврейская секта, доктрина которой основана на отрицании раввинистическо-талмудической традиции. Караимы выработали собственную традицию, севел ха-иеруша (`бремя наследия`), представляющую собой корпус доктрин и установлений, которые, хотя и не могут быть обнаружены в Библии, обязательны для членов общины.
Основателем караимского направления в иудаизме считается Анан бен Давид, по имени которого секта первоначально называлась «ананиты». Караимы приняли в свои ряды остатки еврейской секты исавитов (последователей Абу Исы ал-Исфахани) и иудганитов, испытавших влияние ислама, а также немногочисленных последователей различных антираввинистических ересей, в частности, приверженцев саддукеев доталмудической эпохи. 


Подробнее: Общая историческая справка о крымчаках

Н.М. Терещук
(г. Севастополь)
Ссылки на публикации:
Терещук Н.М. Крымчаки. Х1Х-ХХ вв. Современные исследования. (По документам Государственного архива города Севастополя).// Научные труды по иудаике. Материалы ХУП Международной ежегодной конференции по иудаике. Том 1. Академическая серия. Выпуск 30. Москва. 2010. С.386-393.
Терещук Н.М. Крымчаки. Современные исследования (по документам Государственного архива города Севастополя). // Прошлое Севастополя в архивных документах. Научные статьи сотрудников Государственного архива г. Севастополя. Севастополь. СПД Арефьев М.Э. 2011. С.89-92. 
Статья  публикуется на нашем сайте с любезного разрешения автора.

 

На фото: общий вид Севастополя. Литография из альбома Карло Боссоли 1840-1842 г.г.

   Севастополь, на протяжении более чем двухвековой истории, отличала межнациональная гармония. Изучение истории отдельных этнических групп позволит в перспективе осуществить комплексное исследование многонационального города.
   Данный материал посвящен одной из коренных народностей Крыма – крымчакам. Еврейская энциклопедия, изданная в 1890 году, опираясь на сведения Новороссийского генерал-губернатора графа М.С.Воронцова, которые он представил министру внутренних дел, так описывает  эту этническую группу: «Крымчаки живут преимущественно в Карасубазаре и Симферополе <…>  они поступили в подданство России при присоединении Крыма к империи, сохраняют обычаи своих предков, говорят наречием татарского языка и носят обыкновенную одежду крымских татар». [1]  Действительно, анализируя выявленные документы, можно сказать, что большинство из севастопольских крымчаков  были уроженцами Карасубазара. Основной язык указывался «крымско-татарский» или «турецкий»,  также писали, что владеют «росейским» языком. 

Подробнее: Крымчаки. ХIХ-ХХ вв. Современные исследования (по документам Государственного архива города...