Михаил Кизилов
Этнографы называют крымчаками этнос, сформировавшийся из нескольких групп еврейского происхождения, оседавших на крымской земле, начиная с первых столетий нашей эры, а также в средние века и раннее новое время. Термин «крымчаки» возник в 19 в. для обозначения тюркоязычных евреев-рабанитов Крыма, отличных как от караимов, так и от европейских евреев (ашкеназов), появившихся на полуострове после 1783 г. Краткое определение этого понятия принадлежит крымчакскому просветителю И.С. Кая [2] (1887–1956): «Крымчаки – это особая группа евреев, которая издавна живет на Крымском полуострове и в значительной мере приняла татарскую культуру»[3].
Крымчакская община сформировалась в период позднего средневековья и раннего нового времени из представителей еврейских общин Европы, Малой Азии, Кавказа и Ближнего Востока. Среди них были говорившие на идише ашкеназы и греко-, ладино-, тато-, арабоязычные евреи Византии, Испании, Италии, Востока, Кавказа и Руси. О разнородном происхождении рабанитской общины говорят фамилии современных крымчаков. Берман, Гутман, Ашкенази (Ачкинази) пошли от эмигрантов из Европы и России; Абрабен, Пиастро, Ломброзо, Тревгода ― от выходцев из Италии и Испании; Бакши, Стамболи, Измирли, Токатлы, Мизрахи ― из Турции и мусульманского Востока; Лехно, Варшавский ― из Польши; Гота, Вайнберг ― из Германии; Гурджи ― с Кавказа и т. п. Есть фамилии, указывающие на крымское происхождение или на профессию их обладателей: Мангупли«из Мангупа», Демерджи«кузнец», Таукчи«птичник». Примерно 40 процентов крымчакских фамилий содержат древнееврейские (ивритские) корни: Пейсах, Пурим, Рабену, Леви, Бентовим, Рафаилов[4] и др.

Подробнее: Крымчаки: современное состояние общины

КРЫМЧАКИ - еврейская этнолингвистическая группа (община). До Второй мировой войны крымчаки в основном населяли Крымский полуостров. 
Самоназвание евреев Крыма дороссийского периода иехудилер кырымча или срэл балалары (`сыны Израиля`). В петиции царю Александру I (1818) крымчаки именовали себя бени Исраэл (`сыны Израиля`). Лишь в сравнительно позднее время (середина  XIX в. – начало XX в.) они стали пользоваться в качестве самоназвания словом кирымчах от русского «крымчак». Название «крымчаки» («евреи-крымчаки») впервые появляется в официальных русских источниках с 1845 г. По-видимому, этот термин был призван отличать крымских евреев-раббанитов от живших там же караимов, а также ашкеназов.

РАББАНИТЫ, евреи, признающие (в отличие от караимов) авторитет Устного Закона.
Иллюстрация - картина художника Бориса Дуброва "Обсуждение главы из Талмуда".

 
УСТНЫЙ ЗАКОН (תּוֹרָה שֶׁבְּעַל-פֶּה, Тора ше-бе-‘ал-пе — `устная Тора`), собирательное название устной галахической (см. Галаха) и аггадической (см. Аггада) традиции, которая возникла главным образом после канонизации Пятикнижия и прошла долгий путь развития и формирования, закончившийся созданием устных, а затем и письменных сборников (см. Мишна, Тосефта, Талмуд, Гемара, Мидраш).
 Иллюстрация-Каффинские караимы (из альбома О. Раффе)   


КАРАИМЫ (קָרָאִים, караим — `читающие`, בְּנֵי מִקְרָא, бней микра, בַּעֲלֵי מִקְרָא, ба‘алей микра — `люди Писания`), возникшая в начале 8 в. в Багдаде еврейская секта, доктрина которой основана на отрицании раввинистическо-талмудической традиции. Караимы выработали собственную традицию, севел ха-иеруша (`бремя наследия`), представляющую собой корпус доктрин и установлений, которые, хотя и не могут быть обнаружены в Библии, обязательны для членов общины.
Основателем караимского направления в иудаизме считается Анан бен Давид, по имени которого секта первоначально называлась «ананиты». Караимы приняли в свои ряды остатки еврейской секты исавитов (последователей Абу Исы ал-Исфахани) и иудганитов, испытавших влияние ислама, а также немногочисленных последователей различных антираввинистических ересей, в частности, приверженцев саддукеев доталмудической эпохи. 


Подробнее: Общая историческая справка о крымчаках

 Михаил Гурджи

   В Государственном Архиве Республики Крым (ГАРК, ф. 241, оп. 1, д. 1684, л. 34) крымским исследователем В.А. Ельяшевичем был обнаружен любопытный документ на иврите, имеющий прямое отношение к малоизученному эпистолярному наследию двух иудейских общин Крымакараимов и крымчаков. Документ хранился в архивной папке, обозначенной как «Дело переписки Таврическаго и Одесскаго Караимскаго Гахама с Карасубазарским обществом». Под оглавлением папки, напечатанной типографским шрифтом, добавлено прописью чернилами следующее примечание: «О мельнице находящейся въ городе Карасубазаре пожертвованной Гг.¹ Бобовичами в пользу некоторых Караимскихъ обществъ и Синагогъ». Дело начато 2 июня 1880 г. и окончено 31 декабря 1900 г.
  Рассматриваемый нами документ является официальным обращением (посланием) крымчакской общины Карасу (Карасубазара) к Таврическому и Одесскому караимскому Гахаму Пампулову, Самуилу Моисеевичу. Документ подписан духовным наставником крымчаков сефардским раввином Хаимом Хизкиягу Медини, прозванного именем ХаХам² и еще 13 уважаемыми представителями общины. Документ написан литературным языком, в несколько витиеватой манере, с употреблением древнееврейских архаизмов. В тексте присутствуют незначительные вкрапления на тюркском языке крымчаков.
На фото: Х.Х. Медини (ХаХам) с группой крымчаков. Карасубазар, конец XIX в.

  Послание датировано 27 декабря 1890 г. и, к сожалению, содержит множество лакун. Документ переведен на русский язык В.А. Ельяшевичем и впервые полностью публикуется в данной статье. Выражаем благодарность автору перевода за предоставление данного послания к публикации на нашем сайте.
  Предыстория составления послания такова: Бобович, Сима (Симха) Соломонович (1790-1855), видный караимский филантроп и меценат, известный широкой благотворительной деятельностью, оставляет завещание, по которому некоторая сумма денег (указано 50 рублей в год), после его смерти, должна регулярно выплачиваться в виде пожертвований карасубазарской общине крымчаков. Следует отметить и тот факт, что еще при жизни С.С. Бобович (как отмечено в послании с 1842 г.) «…от плодов вышеупомянутых сада своего и мельницы своей выделил часть для крымчаков нашего города». 
  Выплаты пожертвований регулярно продолжались и при душеприказчике С.С. Бобовича  - его дв. брате Нагъаму (сын рибби Элиягу Бобовича), служившего некоторый период времени городским головой Карасубазара, но были прекращены после его смерти в 1878 г. 

Подробнее: Послание Х.Х. Медини к Таврическому и Одесскому Караимскому Гахаму С.М. Пампулову от 1890 года

Н.М. Терещук
(г. Севастополь)
Ссылки на публикации:
Терещук Н.М. Крымчаки. Х1Х-ХХ вв. Современные исследования. (По документам Государственного архива города Севастополя).// Научные труды по иудаике. Материалы ХУП Международной ежегодной конференции по иудаике. Том 1. Академическая серия. Выпуск 30. Москва. 2010. С.386-393.
Терещук Н.М. Крымчаки. Современные исследования (по документам Государственного архива города Севастополя). // Прошлое Севастополя в архивных документах. Научные статьи сотрудников Государственного архива г. Севастополя. Севастополь. СПД Арефьев М.Э. 2011. С.89-92. 
Статья  публикуется на нашем сайте с любезного разрешения автора.

 

На фото: общий вид Севастополя. Литография из альбома Карло Боссоли 1840-1842 г.г.

   Севастополь, на протяжении более чем двухвековой истории, отличала межнациональная гармония. Изучение истории отдельных этнических групп позволит в перспективе осуществить комплексное исследование многонационального города.
   Данный материал посвящен одной из коренных народностей Крыма – крымчакам. Еврейская энциклопедия, изданная в 1890 году, опираясь на сведения Новороссийского генерал-губернатора графа М.С.Воронцова, которые он представил министру внутренних дел, так описывает  эту этническую группу: «Крымчаки живут преимущественно в Карасубазаре и Симферополе <…>  они поступили в подданство России при присоединении Крыма к империи, сохраняют обычаи своих предков, говорят наречием татарского языка и носят обыкновенную одежду крымских татар». [1]  Действительно, анализируя выявленные документы, можно сказать, что большинство из севастопольских крымчаков  были уроженцами Карасубазара. Основной язык указывался «крымско-татарский» или «турецкий»,  также писали, что владеют «росейским» языком. 

Подробнее: Крымчаки. ХIХ-ХХ вв. Современные исследования (по документам Государственного архива города...

Михаил Гурджи
  Предлагаемый вашему вниманию архивный документ, условно озаглавленный нами как «Письмо крымчаков Карасубазара от 1835 года», был выявлен московским историком А.В. Ефимовым  в фондах Рукописного Отдела Национальной Российской Библиотеки [Ф. 946, Оп. 1, КД., д. 28] несколько лет назад во время целевой работы Крымского центра этноконфессиональных исследований. Документ был переведен с древнееврейского на русский язык и предоставлен к публикации на нашем сайте крымским исследователем В.А. Ельяшевичем. Выражаем автору перевода искреннюю признательность за проделанную им работу с этим интересным источником. Отдельная благодарность А.В. Ефимову за столь важную находку.  
 Данный документ, по содержанию, является постановлением общинного собрания крымчаков, на котором, 
основным вопросом являлось избрание нового раввина (рава, ребы) Йехиэля сына ребы Шаббатая «равом, главой дома суда и учителем праведности». Документ составлен на древнееврейском языке и подписан 36 участниками собрания, фамилии которых свидетельствуют о принадлежности их носителей к крымчакской общине. Практически все фамилии относятся к известной нам фамильной крымчакской ономастике. Из документа следует, что община выбрала раввина на три года с обязательным условием:  «...по истечении трех лет община наша будет решать оставлять ли его навсегда или не оставлять».¹ В документе определены служебные обязанности раввина и условия его содержания. Финансовые обязательства общины перед равом Йехиэлем Фишгалем четко прописаны в тексте «Письма крымчаков Карасубазара от 1835 года».
 Cобытия, предшествовавшие собранию крымчаков 24 таммуза 5595 г. (20 июля 1835 г.) в г. Карасув (Карасубазар), описаны в краткой форме в монографии И.В. Ачкинази «Крымчаки. Историко-этнографический очерк». Симферополь, 2000. С. 90.: «В 1833 г. равинном ("Ребы") крымчаков был Иоак Хаим - подданный Турции, приглашенный крымчаками в качестве духовного наставника. Несмотря на прошение крымчаков, он был выслан заграницу [ГАРК, ф. 26, оп. 1, д. 9355]. В 1835 г. начало действовать новое «Положение о евреях». Вероятно, требование этого «Положения», регламентировавшего избрание руководства общин и представителей магистратов из лиц умеющих писать и читать по-русски, и определило то обстоятельство, что в июле 1835 г. карасубазарская община крымчаков выбрала раввином Йехиэля бен Шаббатая Фишгаля – ашкеназского еврея [РО НРБ, Ф. 946, Оп. 1, КД., д. 28]»². Можно с уверенностью предположить, что в вышеупомянутом 1835 году, в общине карасубазарских крымчаков не нашлось ребы-соплеменника, в достаточной степени владеющего русским языком, назначение которого отвечало бы требованиям «Положения о евреях». Примечателен и тот факт, что общинная документация в тот период велась на двух языках: древнееврейском и крымчакском этнолекте древнееврейским шрифтом.
Иллюстрация из альбома Карло Боссоли. Карасубазар. 1842 год. Источник: www.crimeantatars.club


Подробнее: Постановление крымчакской общины Карасубазара от 1835 года