Михаил Гурджи
Симферополь, 1990 - Арад, Израиль, 2020

Фото М.Гурджи, Симферополь, 1989 г.
Материалы, хранящиеся в фондах Крымского Областного Государственного Архива,*представляют большой интерес для исследователей, занимающихся этнической историей народов Крымского полуострова.
Около тридцати лет посвятил изучению материалов архива кропотливый исследователь и краевед Лев Исаакович Кая (1912-1988). Материалы, собранные Л.И.Кая, имеют значительную научную ценность, но, к сожалению, по многим причинам, до сих пор не обработаны. Л.И. Кая является автором статьи "Деревня Раатлыкой", с которой  еще в машинописном варианте мне довелось поработать.(1)
Данное исследование является попыткой соединить и обработать разрозненные материалы, найденные в фондах Крымоблгосархива автором самостоятельно. Временной период, условно обозначенный нами, как “карасубазарский” значителен тем, что на всем его протяжении (кон.XV-нач.XX в.в.) происходит процесс формирования крымчакского субэтноса, как исключительно интегрированной общности евреев-раббанитов на единой тюркской лингвистической и культурной платформе.

Ряд исследователей предполагает также включение в формирование крымчакской общности иноэтнического иудаизированного населения Таврики более раннего периода. Данное предположение, тем не менее, не имеет убедительных оснований.
В конце XV-XVIII в.в. складывается собственно крымчакский этнокультурный тип, а крымско-татарский язык, употребляемый крымчаками в быту, принимает диалектное оформление. Важно отметить, что в начале XVI века всеми еврейскими общинами Крыма принимается особый молитвенник “Махзор Минхаг Каффа", оказавший решающее значение в cкладывании крымчакской этноконфессиональной общности.
Изучение внутренней общинной жизни крымчаков Карасубазара (ныне г.Белогорск) по материалам Крымоблгосархива возможно лишь в последнем временном отрезке существования общины (XIX-нач.XX в.в.). Период с кон. XV-XVIII в.в. известен нам исключительно из письменных источников и в данном сообщении не освещается. Исследование предполагает рассмотрение внутреннего и общественного быта крымчаков, а также структур и институтов общины в новейшее время.
Информацией по исследуемой тематике располагают материалы из следующих фондов КОГА: ф.№26 “Канцелярия Таврического губернатора", ф.№169 "Карасубазарская городская Дума", ф.№265 "Карасубазарская еврейская синагога", ф.№356 "Карасубазарская городская Управа", ф.№357 "Карасубазарская Крымско-Еврейская Талмуд-Тора". Материалы из фондов №169 и №356 располагают информацией о экономическом состоянии общины, ф.№265 сообщает ценные сведения по ономастике крымчаков, ф.№357 примечателен тем, что процессы, происходящие в культурной жизни общины, рассматриваются лично заведующим Карасубазарской Талмуд-Торой, видным просветителем и этнографом крымчаков И.С.Кая. Упомянутый фонд №357 заслуживает детального исследования и написания отдельной научной статьи.
Традиционным местом проживания большинства крымчаков с начала XVI века являлся Карасубазар.
Открытка  предоставлена для публикации крымским историком М.Б.Кизиловым**

Карасубазарская община начала формироваться уже в конце XV века за счет еврейских переселенцев, ранее проживавших на Мангупе и Каффе и переселившихся в глубь полуострова вследствие разрухи, учиненной османами в 1475 году. (2) М.Б.Кизилов указывает на эмиграцию каффинских евреев-раввинистов из османских владений начале XVI в татарский Карасубазар как следствие усиления конкуренции с усиливающейся в Каффе караимской общиной. (3) 
Карасубазарская община крымчаков на протяжении всей своей истории была относительно малочисленна: в 1783 году, согласно Камеральному описанию Крыма, она могла составлять около 800 человек. В конце XVIII-начале XIX в.в. крымчаки из Эски-Крыма, Чуфут-Кале, Гезлева, Балаклавы, Каффы, Мангупа переселяются в Карасубазар и к 1829 году численность общины уже составляет 1500 человек (по рекрутским данным 509 человек мужского пола). С включением Крыма в черту оседлости, на протяжении XIX-начала XX в.в. наблюдаются процессы активной интеграции ашкеназких евреев в общину крымчаков, приведшие к значительному ее численному увеличению. В 1866 году в Карасубазаре обитало около 2000 крымчаков и ашкеназов, в распоряжении которых находилсь четыре синагоги. В 1880 году там уже было около 3000 крымчаков, 300 ашкеназов и 7-8 караимских семей. (4) С другой стороны, в последней трети XIX века наблюдается отток крымчаков из Карасубазара в другие города Таврической губернии. Общинно-религиозная перепись, проведенная в 1913 году инициативной группой во главе с И.С.Кая, насчитала в Карасубазаре 2487 человек, причем к этому моменту основная масса крымчаков жила за его пределами.(5)
Карасубазарская община крымчаков прекратила свое существование 18 января 1942 года полностью уничтоженная гитлеровцами. В Белогорске (бывшем Карасубазаре) в 1954 году проживало лишь 2 семьи крымчаков.(6)
Экономическое положение общины
Традиционными занятиями крымчаков были ремесла и торговля. Прошение, поданное императору Александру I 12 мая 1818 года указывает, что среди крымчаков "...было около 50 лавочников и ремесленников, имеющие свои свои мастерские на площадях и улицах".(7)

Процесс формирования купечества особенно интенсивно происходил в 20-е-30-е годы XIX в. и непосредственно связан с миграцией ашкеназов в Карасубазар. К 1852 году в купечестве 3 гильдии состояли 24 крымчака, имевшие к тому времени необходимый капитал в 2400 рублей серебром. Для сравнения: купцами 3 гильдии объявили себя 12 татар, 4 грека и т.д.(8) Помимо того, число крымчаков, занимающихся мелкой лавочной торговлей, доходило до 77 человек.(9)
Ведущее положение в городской торговле занимали крымчаки и евреи-ашкеназы. В 1858 году ремеслами: шорным, шапочным, седельным, сапожным и другими занимались 102 крымчака. Из фискальных соображений, правительство попыталось объединить ремесленников-евреев в цеха. Попытка эта не увенчалась успехом. Существовало также большое количество крымчаков-наемных рабочих, главным образом, поденщиков. (9)
Иудеи-крымчаки были обложены многочисленными дополнительными поборами и податями: коробочным сбором, взимаемым за ритуальный убой скота и птицы и продажу кашерного мяса, свечным сбором, собираемым со свечей, которые зажигали женщины при встрече шаббата, усиленной рекрутской повинностью. Следует отметить, что некоторая часть коробочного сбора направлялась на нужды общины, на содержание школ, синагог и благотворительность. Порядок налогообложения евреев, повсеместно существовавший в Российской империи до 1917 года, тормозил экономическое развитие общин, превращая их фискальную хозяйственно-податную единицу, обложенную непомерно высокими налогами. Крымчаки, как и все российские евреи, находились в униженном правовом и экономическом статусе к остальному нееврейскому большинству империи. Крымчаки неоднократно обращались к российским властям с просьбой облегчить им налоговое бремя, но попытки их успехом не увенчались. Единственный известный нам случай освобождения евреев - крымчаков Карасубазара от свечного сбора зафиксирован в "Полном собрании законов Российской империи" (Т.XX.СПБ.1845.С.3). В этом документе впервые употребляется этноним "Евреи Кримчаки" именно в такой форме. Документ стал известен научным кругам благодаря деятельности крымских исследователей Михаила Кизилова и Сергея Шайтанова .*** Очевидно, упомянутая льгота не просуществовала длительное время, т.к. архивные документы более позднего периода свидетельствуют о взимании свечного сбора с крымчаков Карасубазара.
Общинные институты
Крымчаки, как и все лица иудейского вероисповедания, были объединены в хозяйственно-податные общества. До 1844 года органом управления общины являлся КАГАЛ (др.евр.яз.:собрание старейшин, сход). В законодательстве Российской империи КАГАЛ приобрел техническое значение правительственного органа по взиманию различных сборов и повинностей с евреев. В Карасубазаре КАГАЛ был единым органом управления для двух иудейских общин крымчаков и ашкеназов. КАГАЛ первоначально, помимо фискальных функций по взиманию казенных сборов, обладал также духовной и судебной властью. Прихожане выбирали членов КАГАЛА –кагальных. В Карасубазаре, в 1844 году, в последнем до ликвидации КАГАЛЕ, трудились трое кагальных: О.Пейсах, М.Конфино, О. Гильденштейн. Законом от 19 декабря 1844 года КАГАЛЫ уничтожались, управление еврейских общин передавалось в юрисдикцию городских дум и ратуш. Этой мерой был нанесен сильный удар по традиционному строю еврейских общин, лишившихся того цемента, который связывал всех членов общества в единую организацию.(10)
Крымчаками Карасубазара содержались два думских писаря, ведавшие их делами. Известная автономия была членами общины сохранена: им предоставили право выбирать из своих рядов сборщиков податей, т.к. кабальные поборы никто не отменял. В 1848 году к карасубазарской общине присовокупили и феодосийскую, но только по взиманию коробочного и свечного сборов. (11)
Е.И.Пейсахом было высказано предположение о существовании у крымчаков собственного Духовного Правления, аналогичного соответствующему учреждению у караимов. В качестве доказательства Е.И.Пейсах приводит факт существования у крымчаков института казенных раввинов (по сути-юристов), которые получали жалованье от Городской Управы и совершали разнообразные юридические операции, включая запись актов гражданского состояния. Казенный раввин, по его предположению, состоял на службе в Духовном Правлении крымчаков и обладал всеми атрибутами юридического лица-бланками, печатью, расчетным счетом в банке.(12) Должность казенного раввина действительно существовала, в 1857-1917 г.г. община выплачивала им жалованье, но Духовное Правление крымчаков не равнозначно караимскому. Оно не было зарегистрировано правительственными органами и функционировало при синагоге в количественном составе трех человек: старосты синагоги, казначея и ученого, служивших на общественных началах.
Открытка предоставлена для публикации крымским историком М.Б.Кизиловым**

Положение о создании Духовного Правления Караимов было утверждено на уровне императора Николая I в 1837 году.(13) Ничего подобного у крымчаков не могло существовать.

Февральская революция 1917 года внесла изменения в традиционный уклад карасубазарской общины крымчаков. Был создан крымчакский общественно-политический комитет, но его первым председателем был староста одной из крымчакских синагог.(14)
Общинное вспомоществование
Отдельное внимание следует обратить на механизм действия и характер благотворительности, как важного фактора укрепления общинных институтов у крымчаков. Религиозной основой для общинной благотворительности является создание на рубеже XV-XVI в.в. "Молитвенника ритуала Каффы” (Махзор Минхаг Каффа), приведшее к появлению новой религиозно-бытовой традиции, объединившей различные иудейские ритуалы в единый комплекс. Окончательное оформление ритуала произошло в XVI-XVIII в.в.(15)
Для того, чтобы молитвы были удовлетворены Богом, ритуал предписывает исполнение основной его заповеди: “Люби ближнего, как самого себя". Данная заповедь означает побуждение верующего к активной благотворительной деятельности.
В коллекции А.А.Кауфмана есть рукописный средневековый документ, свидетельствующий о выполнении этой заповеди: “…и в стенах Каффы и ее округах было издавна заведено четыре специальных дня для благотворительных сборов: в субботу “Шекалим"-на ремонт дома Божия (синагоги), первый день Песаха на покупку светильного масла (для синагог и нуждающихся ученых), второй день Пятидесятницы (Шавуот) - на обучение Торе и в субботу (шаббат) “Нехаму”- на вспомоществование бедным".(16) В рукописных памятниках крымских евреев содержатся много указаний на благотворительность, построенную на общественных началах. В прошении, подданом Александру I 12 мая 1818 года, мы находим следующие строки:”А сколько еще есть среди нас бедных, совсем выбившихся из сил, больных и раздетых, которые вынуждены пользоваться общественными подаяниями, которые по возможности оказываются им”.(17) Очевидно, что благотворительность у крымчаков имеет глубокие исторические корни. Примечателен также характер благотворительности он, во первых общественный, а во вторых производящий, что отличало общину крымчаков от других общин, имевших частную или частнообщественную формы помощи нуждающимся. На производящий характер благотворительности указывает П.М.Лякуб в 1860 году: в Карасубазаре существовали лавки, пекарни, постоялые дворы, дома, доход от которых перечислялся на благотворительные цели.(18) Механизм действия был следующий: сбор средств производился раз в году в индивидуальном порядке, как налог с недвижимого имущества, направляемый исключительно на общинные нужды. Ко второй половине 1860 года было собрано капитала 30000 рублей серебром.(19) Сумма расходовалась на религиозные и социальные нужды. Община выплачивала еженедельно неимущим денежное пособие, а также выдавала уголь и дрова. Из этого капитала выделялись средства на свадьбу, погребение, содержание вдов и сирот. Существовали также квартиры в общественных домах, в которых бедные крымчаки проживали за счет общины. В списках нуждающихся в 1860 году числилось до 160 человек.(20) Общиной выбирались доверенные лица, в ведении которых находилось несколько бедных семейств. В их обязанности входило навещать и доставлять им денежное пособие, дрова, уголь и свечи. Общественный денежный фонд крымчаков служил также ссудной кассой. Из него выдавались ссуды мелким торговцам на увеличение торговых оборотов.
Религиозные нужды имели статьи расходов на содержание синагог, религиозных школ (Талмуд-Тора), на поддержание бедных учеников.
В 1881 году еврейский коробочный сбор в Карасубазаре составил 1335 рублей.(21) Из статей расходов видно, что вклад крымчаков был определяющим (их было количественно значительно больше польских евреев). Крымчаки помогали также содержать синагоги "польских" евреев. Регулярно, один раз в год, ответственный за сбор отчитывался перед членами общины, после чего назначался следующий. Архивные документы уверенно доказывают, что община крымчаков во второй половине XIX-нач.XX в.в. всеми средствами боролась с бедностью в среде своих соплеменников, считая благотворительность приоритетной целью деятельности общинных структур.
На фото: крымчаки Карасубазара с Хахамом Х.X.Медини, конец XIX в. 
Фото предоставлено М.А.Измерли

Деревня Раатлыкой. Первое сельскохозяйственное поселение крымчаков в Крыму
"Положение о евреях” 1835 года предоставляло земледельцам значительные льготы, как то: освобождение от рекрутской повинности на 55 лет, отмену податей и земских повинностей на 10 лет (непосредственно карасубазарским поселенцам). Возможность получения таких льгот и послужила импульсом тому, что большая группа крымчаков Карасубазара подала в 1837 году в Губернское Правление прошение о своем желании перейти в земледельческое состояние. Группа была значительной - 100 человек, в которой числились 32 мужчины, 21 женщина и 47 детей.(22)

Состав группы много раз менялся, т.к. крымчаки опасались заниматься непривычным для них делом. И наконец, через 5 лет, в 1843 году, группа состоящая из 127 человек (78 мужчин и 49 женщин) поселились на отведенный им участок 1696 десятин близ озера Данузлав у Евпатории. Поселенцы основали отдельную колонию Раатлыкой -“Спокойная деревня”. Переселение проводилось без разделения семей, строго по ревизским сказкам. Списки поселенцев находились под контролем КАГАЛА. Руководила поселением Палата Государственных Имуществ посредством Карасубазарской городской Думы и КАГАЛА.
Крымоблгосархив не располагает информацией о хозяйственной деятельности нового поселения. Однако, судя по возрастающему количеству желающих переселится, жизнь в колонии была удовлетворительной.(23) П.М.Лякуб упоминает на удачный опыт занятия  крымчаками земледелием и подчеркивает на присутствие в колонии нескольких семей евреев-ашкеназов. (24)
Раатлыкой прекратила свое существование в 1854 году, просуществовав всего 11 лет. Военные власти, опасаясь взаимодействия тюркоязычного населения с турецкими войсками, принудительно переселила крымчаков обратно в Карасубазар. В 1859 году им официально запретили возобновление сельскохозяйственной деятельности.
Заключение
В задачу данной статьи не входит рассмотрение духовных традиций крымчаков карасубазарской общины. Мы наметили лишь некоторые штрихи к изучению новейшей истории крымчаков, наиболее достоверно представленной архивными материалами, журнальными и научными статьями, рядом письменных источников. Изучение специфики иудейского ритуального комплекса раббанитов-крымчаков требует отдельного исследования.
Примечание:
* Крымоблгосархив -КОГА. Сейчас называется ГАРК - Государственный архив республики Крым.
**Автор выражает искреннюю благодарность доктору философии в современной истории Михаилу Кизилову (подробнее: Кизилов Михаил - Крымчаки (krymchaks.info)   за предоставленные для публикации фотоматериалы. М.Б.Кизилов является автором ряда статей и монографий по истории караимов и крымчаков, ведущим современным специалистом в этой области.
*** Особая благодарность крымским исследователям Михаилу Кизилову и Сергею Шайтанову впервые обнаружившим раннее использование этнонима "Евреи Кримчаки" в официальных документах Российской империи в 1845 году. Этот факт не был известен науке до 2020 года.
Список использованной литературы и источников.
1. Статья Л.И.Кая "Деревня Раатлыкой. Первое сельскохозяйственное поселение крымчаков в Крыму" была опубликована в альманахе "Кърымчахлар". Сборник статей и документов о крымчаках (XVI-XXI вв.). Выпуск 1. (Симферополь. 2020. С.13). Автор выражает глубокую признательность редакторам альманаха Н.Суминой и М.Кизилову за данную публикацию. Впервые статья была  опубликована мною в журнале "Кьасевет" №1/21 (Крым. Симферопольский р-н. 1991. С.17-18). 
2. Куповецкий М.С. К этнической истории крымчаков. Этноконтактные зоны в Европейской части СССР.М.АН СССР.МФ ГО СССР (Москва. 1989. С.53)
3. Кизилов М.Б. Крымская Иудея (Симферополь. 2011. С.240-242)
4. Кизилов М.Б. Крымская Иудея (Симферополь. 2011. С.278-279)
5. Куповецкий М.С. Динамика численности и расселение караимов и крымчаков за последние 200 лет.ГКЭГТ (Москва. 1983. С.87)
6. Филоненко В.И. , Кая И.С. Крымчаки и их народное творчество. Машинопись. Личный архив Л.И.Кая (Одесса. 1955. С.9)
7. Филоненко В.И. Крымчакские этюды (RO.1972. T.XXXV. C.14)
8. КОГА: Ф.№169, оп.1 , д.200, л.28
9. КОГА: Ф.№169, оп.1 , д.215, л.10
10. Мыш М.И. Руководство к русским законам о евреях (СПБ. 1892. С.38-39)
11. КОГА: Ф.№169, оп.1 , д.175, листы: 15, 23, 29, 30, 48, 56, 61
12. Письмо Е.И. Пейсаха (Ленинград) к Л.И.Кая (Симферополь) от 20.12.1969 . Личный архив Л.И.Кая
13. Сборник старинных грамот и узаконений Российской империи, касающихся прав и состояния русскоподданных караимов (СПБ. 1890. С.126)
14. КОГА: Ф.№357, оп.1 , д.2, л. 81
15. Берлин И.З. История Еврейского народа. Т.12.КН.1 (Москва.Мир. 1921. С.79)
16.Берлин. И.З. Указ. соч. С.83.
17. Филоненко В.И. Крымчакские этюды (RO.1972. T.XXXV. C.14)
18. Лякуб П.М. Крымчаки. Разсвет. Орган русских евреев. (Одесса. 1860. №13. С.202-204)
19. Лякуб П.М. Внутренний и общественный быт крымчаков. Голос. 1866. № 42-11 февраля
20. Лякуб П.М. Указ. соч. Голос. 1866. № 42-11 февраля
21. КОГА: Ф.№356, оп.1 , д.13.
22. Кая  Л.И. Деревня Раатлыкой. Первое сельскохозяйственное поселение крымчаков в Крыму. Машинопись. Личный архив Л.И.Кая. (Симферополь. С.4-7). Опубликовано: Деревня Раатлыкой. Первое сельскохозяйственное поселение крымчаков в Крыму - Крымчаки (krymchaks.info)
23. КОГА: Ф.№169, оп.1 , д.141, л.78
24. Лякуб П.М. Внутренний и общественный быт крымчаков. Голос. 1866. № 42-11 февраля
 Перепечатывание данного материала возможно с письменного разрешения автора и указанием источника публикации.