Михаил Гурджи
  Предлагаемый вашему вниманию архивный документ, условно озаглавленный нами как «Письмо крымчаков Карасубазара от 1835 года», был обнаружен московским историком А.В. Ефимовым  в фондах Рукописного Отдела Национальной Российской Библиотеки [Ф. 946, Оп. 1, КД., д. 28] несколько лет назад во время целевой работы Крымского центра этноконфессиональных исследований. Документ был переведен с древнееврейского на русский язык и предоставлен к публикации на нашем сайте крымским исследователем В.А. Ельяшевичем. Выражаем автору перевода искреннюю признательность за проделанную им работу с этим интересным источником. Отдельная благодарность А.В. Ефимову за столь важную находку.  
 Данный документ, по содержанию, является постановлением общинного собрания крымчаков, на котором, 
основным вопросом являлось избрание нового раввина (рава, ребы) Йехиэля сына ребы Шаббатая «равом, главой дома суда и учителем праведности». Документ составлен на древнееврейском языке и подписан 36 участниками собрания, фамилии которых свидетельствуют о принадлежности их носителей к крымчакской общине. Практически все фамилии относятся к известной нам фамильной крымчакской ономастике. Из документа следует, что община выбрала раввина на три года с обязательным условием:  «...по истечении трех лет община наша будет решать оставлять ли его навсегда или не оставлять».¹ В документе определены служебные обязанности раввина и условия его содержания. Финансовые обязательства общины перед равом Йехиэлем Фишгалем четко прописаны в тексте «Письма крымчаков Карасубазара от 1835 года».
 Cобытия, предшествовавшие собранию крымчаков 24 таммуза 5595 г. (20 июля 1835 г.) в г. Карасув (Карасубазар), описаны в краткой форме в монографии И.В. Ачкинази «Крымчаки. Историко-этнографический очерк». Симферополь, 2000. С. 90.: «В 1833 г. равинном ("Ребы") крымчаков был Иоак Хаим - подданный Турции, приглашенный крымчаками в качестве духовного наставника. Несмотря на прошение крымчаков, он был выслан заграницу [ГАРК, ф. 26, оп. 1, д. 9355]. В 1835 г. начало действовать новое «Положение о евреях». Вероятно, требование этого «Положения», регламентировавшего избрание руководства общин и представителей магистратов из лиц умеющих писать и читать по-русски, и определило то обстоятельство, что в июле 1835 г. карасубазарская община крымчаков выбрала раввином Йехиэля бен Шаббатая Фишгаля – ашкеназского еврея [РО НРБ, Ф. 946, Оп. 1, КД., д. 28]»². Можно с уверенностью предположить, что в вышеупомянутом 1835 году, в общине карасубазарских крымчаков не нашлось ребы-соплеменника, в достаточной степени владеющего русским языком, назначение которого отвечало бы требованиям «Положения о евреях». Примечателен и тот факт, что общинная документация в тот период велась на двух языках: древнееврейском и крымчакском этнолекте древнееврейским шрифтом.
Иллюстрация из альбома Карло Боссоли. Карасубазар. 1842 год. Источник: www.crimeantatars.club


  Назначение рава Фишгаля главой «дома суда» (бет-дина) имело важное значение для  крымчаков, руководствующихся во внутриобщинной религиозной жизни предписаниями Галахи. Суд общины считал свое решение настолько авторитетным, что не допускалось обжалование перед другим судом, в другой местности. Постановления выносились на основании свидетельских показаний, а если таковых не имелась, то произносилась священная клятва. 30 подобных записей бет-дина  были проанализированы крымчакским просветителем и этнографом И.С. Кая (Подробнее: Вспоминая Исаака Самуиловича Кая (1887-1956) - Крымчаки (krymchaks.info). Автор статьи отметил тот факт, что решения суда выносились в пользу малоимущих членов общины - вдов и сирот.³ Тем не менее, в этот период, власти Российской империи  активно осуществляли политику принижения авторитета органов гражданского и религиозного самоуправления конфессиональных общин, подобных рассматриваемой нами общины крымчаков. До 1844 года органом управления общины являлся кагал (древнеевр.: «собрание старейшин, сход»). В законодательстве Российской империи кагал приобрел техническое значение правительственного органа по взиманию различных сборов и повинностей с евреев. В Карасубазаре кагал был единым органом управления для двух иудейских общин крымчаков и ашкеназов. Кагал первоначально, помимо фискальных функций по взиманию казенных сборов, обладал также духовной и судебной властью. Прихожане выбирали членов кагала – кагальных. В Карасубазаре, в 1844 году, в последнем до ликвидации кагала, трудились трое кагальных: О. Пейсах, М. Конфино, О. Гильденштейн. Законом от 19 декабря 1844 года кагалы уничтожались, управление еврейских общин передавалось в юрисдикцию городских дум и ратуш. Этой мерой был нанесен сильный удар по традиционному строю еврейских общин, лишившихся того цемента, который скреплял всех членов общества в единую организацию.⁴
 Приведенный документ написан на архаичном древнееврейском языке мелким крымским курсивом, сложным к прочтению. Для удобства ознакомления, в данной статье опубликован печатный текст на древнееврейском в сопровождении  перевода В.А. Ельяшевича на русский язык.

На фото: В.А. Ельяшевич*
   

 

                                                                                                                                                            

 

  Собрались мы, все живущие в святом стане города Карасув, называемого Карасубазар, все мы в одном собрании, для того, чтобы открыто поставить подписи под тем, что есть у нас из всех жителей города, начальники и предводители, избранные люди вместе с раввинами нашей общины с главами и руководителями общины, управляющие слабым святым стадом святой общины города с большим еврейским населением в стране Къырым, да существует он вечно, чтобы присматривать и наблюдать за делами общества к добру всех сыновей Израиля, которые не могут пребывать без этого постановления.
  И вот слова, которые сказали: И было, что мы, нижеподписавшиеся, увидев увидели, что блуждаем подобно стаду без пастуха до сегодняшнего дня. И по милости Господа, благословенно имя Его, поднялись и пробудили чистые сердца наши, чтобы исполнить завет бедных Торы. Только тебя поставили царем из всех царей раббанов, чтобы было кому учить нас законам святой Торы и вести по пути доброму и честному пути Всевышнего, Благословен Он, сохранять нас в живых и защищать нас, и наставлять народ на путь праведных в святой Торе Бога живого. Для этого собрали мы всех жителей святой общины, здесь, в вышеупомянутом месте, от мала до велика, всех, кто называется именем Израиль. И все мы нижеподписавшиеся, вся святая община, и даже те, кто не пришел подписаться, все мы вместе свидетельствуем и говорим единогласно и искренно, и избрали мы себе равом и главой дома суда, великого светоча, выдающегося учителя нашего ребы  Йехиэля, сына великого светоча ребы Шаббатая, память его да будет благословенна для жизни в грядущем мире, чтобы был у нас равом, главой дома суда и учителем праведности, чтобы показывал нам пути Господни. И мы обязываемся слушать и прислушиваться к словам его, ко всем его наставлениям, ко всякому его решению как запрещающему, так и разрешающему, относительно имущества, супружеских отношений, относительно всех дел, которые бывают между человеком и его обществом, и все, что выходит из его святых уст мы принимаем, все мы, которые есть здесь, и которых нет здесь, те, кто пришел, чтобы подписаться, и те, кто не пришел, чтобы подписаться за все взятые обязательства между нами и им принимать и исполнять все слова вышеупомянутого рава, главы дома суда, все, что выйдет из его уст, мы будем исполнять все, что скажет полностью, не наполовину. И даже даем от нас, от всех, проживающих здесь, вышеупомянутому ребы, главе дома суда разрешение строить напрасно разрушенные ограды и заделать бреши в святой Торе, чтобы не переступили ограничения тех, кто учит путям Всевышнего. И даем ему, вышеупомянутому ребы главе дома суда, учителю праведности, разрешение во всякое время когда захочет публично в святых бет-кнесетах рассказывать и объяснять им Тору. И даже в доме его мы обязуемся слушать, чтобы не отклонить ушей наших, Боже упаси, чтобы не переступить, Боже упаси, сказанного мудрецами нашими, благословенна их память, всякое отклонение ушей от слушания Торы есть мерзость, Боже упаси! Но только слушать все, что он скажет нам, как сказано нашими мудрецами, благословенна их память: «Когда мудрец восседает и обучает, и весь народ слушает его, то прощаются грехи их, грехи Израиля». Мы также обязуемся давать ему плату, ведь сказано нашими мудрецами, благословенна их память, что Израиль должен платить судьям своим, и как сказано в святой нашей Торе: «К правде, к правде стремись». И также раву давать плату, главе дома суда, выдающемуся учителю нашему раву  вышеупомянутому Йехиэлю, по закону еженедельно сумму в шесть рублей кроме приношений в течение трех лет. И также при этих условиях, на которых мы договариваемся с ним:
1. Все, что будет принесено во время хуппы будет общим между нашим раббаном, то есть равом, газзаном и шофетом, и также всякий принесенный выкуп за душу, кроме приношения за  гет питурин, которое достается только раву.
2. Не может вышеупомянутый рав менять наши святые обычаи, которыми мы руководствуемся.
3. Мы избираем его равом на три года, как сказано выше, и по истечении трех лет община наша будет решать оставлять ли его навсегда или не оставлять (…). И также, все что принесут ему за кашрут вина и составление письма, то это должно быть записано теми, кто пришел к нему, чтобы была одна половина принесенного раву, а другая половина святой нашей общине. И это сумма в шесть рублей, которую мы обязуемся платить ему еженедельно, четыре рубля из откупа и два рубля из общей кассы. Но когда продали откуп почтенному ребы Эфраиму была его оплата  шесть копеек за каждый мишкаль. И сейчас, чтобы платить вышеупомянутому раву то, что мы назначили, добавили мы еще по одной копейке за каждую ока. И все другое, что относятся к откупу, как две копейки за присмотр стада или за резку гусей и куриц, так и оплата, которая была издавна такой же как и при продаже, как известно из документа, находящегося у откупщика – все относится к нему. И с одной копейки, которую добавили за мясо, за каждый сикель, дадим четыре рубля вышеупомянутому раву и два рубля из общей кассы, как сказано выше. Все это мы, нижеподписавшиеся, взяли на себя как закон синайского откровения, избираем рава, главу дома суда, нашим раввином и учителем праведности. И с сегодняшнего дня даем ему все полномочия и составляем с ним  договор по обычаю всего Израиля в рассеянии согласно вышеуказанным постановлениям для всеобщей пользы и без обжалования. И во всем пусть будет нам пастырем верным, чтобы продлились дни его на царском престоле, это престол преподавания среди сыновей Израиля к добру и благословению, так будет угодно.
Чтобы заверить все написанное в этом договоре мы пришли поставить свои подписи железным и свинцовым пером, и будет храним вышеупомянутым равом, главой дома суда, и всей нашей святой общиной, 24 таммуза 5595 [1835]года.
Авраам Леви бен Товия
Аарон Нейман
Благословение праведнику, Хаим Кокоз
Благословение праведнику, Йосеф Телал
Шмуэль Токатлы
Хаим Леви Натан
Старец Йосеф Ломроз
Старец Эфраим Ашкинази, да хранит его Твердыня и Избавитель его
Благословение праведнику, Йосеф Бакши
Благословение праведнику, почтенный ребы Барух Ашкинази
Йегуда Ашкинази
Шмуэль Менахем
Моше Абраш
Благословение праведнику, Йом Тов Мизрахи
Благословение праведнику, Хаим Бакши
Старец, почтенный ребы Йегошуа Ашкинази, да хранит его Твердыня и Избавитель его
Моше Ашкинази
Моше Афус
Реувен Коген
Йосеф Абраш
Йосеф Тусун
Моше Шалом
Иссахар Шалом
Иссахар Ашкинази
Нисим Бакши
Авраам Валит
Авраам Габбай
Захарья Леви
Йона Ашкинази
Менахем Валит
Почтенный ребы Моше Давид га-Леви, да хранит его Твердыня и Избавитель его
Йосеф Мизрахи
Йегуда Ашер
Мордехай Пурим
Хаим Бакши
Менахем Каракоз
Коротко об авторе перевода
Ельяшевич Вячеслав Алексеевич – руководитель Местной религиозной организации «Караимская религиозная община города Симферополя». Автор монографий и ряда публикаций в научных
журналах, статей и исследований по караимской истории и этнографии, переводов с древнееврейского языка сочинений классических караимских авторов. Область научных интересов: история и этнография караимов (из материалов альманаха «Кърымчахлар». Сборник статей и документов о крымчаках XVI-XXI вв. Выпуск 1. Симферополь, 2020. С. 317. Под редакцией М.Б. Кизилова и Н.А. Суминой).
Примечания
1. Через 2 года между крымчаками и этим раввином возник конфликт, для решения которого они пригласили арбитром авторитетного караима А.С. Фирковича [РО НРБ, Ф. 946, Оп. 1, КД., д. 18]. Подлинник документа хранится в архиве А.С. Фирковича в рукописном отделе Российской Национальной Библиотеки им. М.Е. Салтыкова-Щедрина и озаглавлен И.В. Ачкинази как «Постановление крымчакской общины города Карасубазара об избрании Авраама (Самуиловича) Фирковича арбитром для разбирательства тяжбы между этой общиной и ее раввином Йехиэлем Фишгалем. Карасубазар. 1837 г.». В этом документе указана фамилия избранного раввина - Фишгаль.
2. Фамилия раввина не указана в данном документе.
3. Кая И.С. По поводу одной крымчакской рукописи. ИТОИА и Э .Т.1(58). Симферополь, 1927. С. 100.
4. Гурджи М.Я. Карасубазарская община крымчаков. Альманах «Кърымчахлар». Вып.№ 4. Симферополь, 2009. С. 9-10. Опубликовано также на нашем сайте: Карасубазарская община крымчаков (опыт исследования материалов Крымоблгосархива) - Крымчаки (krymchaks.info).