Уважаемые крымчаки!
Вашему вниманию предлагаются две старые фотографии.
Возможно, кто нибудь сможет узнать своих родных и тем самым поможет заполнить неизвестные судьбы…
В моем альбоме находится старая фотография феодосийских молодых ребят, посвятивших свою молодость восстановлению и преображению культуры нашего народа - крымчаков. Эта фотография, как и многие другие, досталась мне в наследство от моего дедушки Миши Токатлы и мамы Рахиль Михайловны Маневич (Токатлы). Их давно уже нет в этой жизни и подробности об этих людях с фотографии  мне не были известны. Но случайно я увидел эту фотографию на сайте крымчаков и наконец узнал присутствующих там людей. Оказывается, почти половина из них члены нашей большой семьи. Сама фотография конечно интересна сама по себе, но судьбы изображенных там людей заслуживают внимания. 

На фото: активисты клуба крымчаков города Феодосии, 1924 год.
Первый ряд (сидят) слева направо: 1. Анжело (брат Мангупли) - судьба неизвестна. 2. Матушевич Юда - расстрелян. 3. Неизвестная (скорее всего Мангупли). 4. Мангупли Давид - погиб на фронте. 5. Матушевич Катя - расстреляна. 6. Зина Берман (сестра моей бабушки Берман Ривы, муж Аарон, четверо детей) - вся семья расстреляна в 1941 году.
Средний ряд слева направо: 1. Бохоров Исаак (муж Сони Токатлы - сестры дедушки Миши). Он воевал в горах и там погиб. 2. Ашкенази Захар (судьба неизвестна). 3. Лазарь Анисимович (представитель Симферополя - судьба неизвестна). 4. Матушевич Женя - расстреляна. 5. Мангупли А.Я. - судьба неизвестна. 6. Токатлы Михаил Афанасьевич - мой дедушка, был руководителем клуба крымчаков в г. Феодосия. В 1941 году ушел в ополчение, попал в плен, в 1944 году бежал, воевал на 3-м Украинском фронте, демобилизовавшись, приехал к семье в Новосибирск. Работал, воспитывал детей, а потом и внуков. Умер в г. Новосибирске в 1975 году от инфаркта. 7. Рива Токатлы (Берман) моя бабушка и его жена. В 1941 году активно участвовала в эвакуации детского дома, прибывшего в 1942 году  в Ташкент. Затем с семьей уехала в Новосибирск, работала, воспитывала детей и впоследствии внуков. Умерла от рака в 1969 году.
Третий ряд, стоят слева направо: 1. Берман (скорее всего Александр - брат моей бабушки). Расстрелян. 2. Токатлы Илья (родной брат моего дедушки Миши. Работал на заводе. В связи травмой ноги в 1941 году не смог эвакуироваться и был расстрелян. Его жена и маленький сын скрывались среди татар и по освобождении Крыма уехали к родным в Новосибирск. Сын - Виталий учился, служил, закончил МГУ, стал одним из ведущих физиков-теоретиков. 3. Абрам (фамилия и судьба неизвестна). 4. Коган Арон - расстрелян. 5. Матушевич Абрам - расстрелян. 6. Соня Бохорова (сестра Токатлы Михаила) - расстреляна вместе с детьми.
Помимо этой фотографии есть еще и другая, очень любопытная. Эта фотография 1929 года и  тоже сделанная в городе Феодосия. В то время наши предки во многих местах уходили от религии и старались заполнить недостающий вакуум, вместо религиозных обычаев предлагали свои, выдуманные новой властью праздниками.
 
На фото: первые Октябрины. г. Феодосия, 1929 год.
Здесь снимались дети крымчаков. Из известных мне, это моя мама, Рахиль Токатлы - девочка стоящая во втором ряду и рядом с ней ее братик Владилен Токатлы. Мама приняла активное участие в эвакуации детского дома из Крыма и ей тогда было всего 16 лет, впоследствии работала на авиационном заводе контролером. В годы войны, и после нее, награждена правительственными наградами, стала членом союза журналистов СССР. Воспитала двоих сыновей: Олега и Дмитрия. Умерла от рака в 1983 году. Ее брат Владилен тоже принял посильное участие в эвакуации детского дома и ему тогда было всего 14 лет, учился, работал, воспитал двух детей: Эллу и Славу. 
Остальные ребятишки, к сожалению. мне не известны....
Возможно, кто-нибудь знает кого то из ребят и сможет сообщить здесь. Надеюсь, что кто-то знает судьбы спасенных детей из детского дома города Феодосия. Это был единственный детский дом который спас без потерь детей Крыма.
С уважением,
Олег Маневич

Лариса Мангупли 
Из интервью с председателем крымчакской общины Израиля Михаилом Абрамовичем Измерли 10.12.2020.
– Возможно, более тесному общению поможет наш новый сайт в силу того, что он работает и на русском, и на английском языках?             

– Сегодня есть несколько сайтов, преследующих цель объединения крымчаков: наша группа в «Одноклассниках» - «Крымчаки, где вы?», группа «Крымчаки. Молодежь» на Фейсбуке, одним из создателей которой является раввин реформистского направления Биньямин Минич. Существует также группа «Семья Ачкинази» на Фейсбуке, которую ведёт и пополняет материалами американская община. Но чтобы как-то объединить людей и дать им возможность общаться на их родном языке, создан и сайт «Крымчак-инфо» - «https://krymchaks.info». Он преследует ещё одну цель: по возможности, собрать самые ценные материалы с существующих сайтов на случай, если с ними что-то случится. Инициаторами и создателями сайта стали Давид Мизрахи и его супруга Юлия. Прежде вместе с дочерью они жили в Мексике, Давид руководил кофейной компанией. И, наконец, осуществив давнюю мечту, семья переехала в Израиль. Какое-то время сайт находился в стадии развития, и на нём появлялись очень интересные материалы. А недавно к работе с этим сайтом подключился израильтянин, историк по образованию, собиратель архива, связанного с историей, этнографией и культурой нашего народа, Михаил Гурджи. Он как бы вдохнул вторую жизнь в этот сайт. И сегодня здесь можно познакомиться с историческими, этнографическими материалами, прочитать биографические очерки об известных крымчакских просветителях разных времён, автором которых является сам Михаил. Он же публикует здесь воспоминания своих соплеменников, а также литературные произведения о наших современниках. Планируется также публикация материалов на иврите, которым владеет в совершенстве молодое поколение крымчаков в Израиле. Замечу, что у него большие планы, связанные с дальнейшей работой в этом направлении. Сейчас, например, он готовит к изданию сборник, в который войдут интереснейшие материалы о крымчаках разных эпох.


В последние годы нет-нет, да и встречается в печати: «исчезающий народ» или «расстрелянный народ». Это о крымчаках. Однако, как показывает жизнь, народ наш возрождается. И так же, как улетевшие куда-то журавли, возвращается в родные края, туда, где тепло, где пальмы и море, где веками жили наши предки. И традиция собираться ежегодно 11 декабря в очередную годовщину массового расстрела крымчаков в Крыму, неизменно продолжается. Но если в Израиле это всегда происходило в городе Нетания, то из-за пандемии пришлось провести её виртуально с помощью ZOOMa. Зато участвовать в традиционной встрече-памяти смогли крымчаки из разных стран мира. И это говорит о том, что память, полученная от старших поколений, от общения друг с другом, от прочитанного и прочувствованного, обрастает всё новыми и новыми эпизодами из судеб тех, кто жил до нас, и тех, кто жил уже вместе с нами. Выходит, что мы – живые звенья одной цепи. Её не разорвать.  

Спасибо, Вам, Михаил, за откровение.

– И Вам спасибо.

 

 

Лариса Мангупли
Поржавевший обруч, когда-то скреплявший надутые бока бочонка, подпрыгивал на ухабинах изрядно разбитой булыжной мостовой. Малыш катил этот обруч с помощью загнутой на конце крепкой проволоки и старался не отклоняться от воображаемой колеи. Но, похоже, главным для него было не столько само это занятие, как таковое, сколько ритмы, которые улавливались и в его стремительном беге, и в музыке, которую издавало колесо. Ритмы эти были похожи то на звон металла, то на гулкую барабанную дробь, то на прощальное курлыканье журавлей, улетающих за облака. Мальчик крутил своё колесо до тех пор, пока где-то внутри его самого не выстроился некий музыкальный ряд. Бросив свою забаву у порога, он вбежал в дом и открыл рояль. Пальцы заскользили по клавишам, и дом наполнился неровными ритмами. В них угадывалось звучание то духовых, то ударных, то шумовых инструментов.
Подробнее: Крымчакский блюз написал композитор Валерий Слуцкий

Лариса Мангупли
Хайфа, Израиль 

На фото:
М.А.Измерли, председатель крымчакской общины Израиля

   
«Память (по С.И. Ожегову, автору толкового словаря русского языка) – способность сохранять прежние впечатления, опыт, а также самый запас хранящихся в сознании впечатлений». Среди тех, кто был свидетелем событий 79-летней давности, то есть расстрела крымчаков фашистскими оккупантами у рва на шоссе «Симферополь – Феодосия», у рва в посёлке Багерово близ Керчи и в других печально известных местах Крыма, теперь уже нет в живых. А те, в чьём сознании хранится эта память, приняли её от своих родителей, бабушек и дедушек, предыдущих поколений, на долю которых выпало пережить трагедию.
    В нынешнем году исполняется 75 лет с тех пор, как в Крыму стали считать 11 декабря (в этот день 41-го года был самый массовый расстрел крымчаков) днём памяти о невинно убиенных. Впервые после окончания войны симферопольские крымчаки пришли к расстрельному рву и увидели поле, усеянное останками жертв злодеяния. Как могли, они присыпали землёй трупы, молились и поклялись всегда помнить. Глубокая рана от потери близких и родных вот уже многие десятилетия не заживает, кровоточит, выливается горькой слезой. Я помню, как совсем ещё маленькой девочкой, переживала эту трагедию. Она вошла в меня со слезами моей мамы. Вся её большая семья была расстреляна у рва в Симферополе. В первые послевоенные годы мама из Керчи приезжала к этому рву. Там крымчаки молились, поминали своих родных и близких. Вот с тех самых пор и живёт эта печальная традиция – вспоминать и поминать…
      В Израиле, где с годами из репатриантов сформировалась крымчакская община, память людей не только не угасла, но и обрела новые формы продолжения традиции. Вначале крымчаки собирались на тъкун в доме Ники Чолака. Они приносили с собой не только дорогие для себя реликвии, связанные с прошлым, фотографии, свечи, но и блюда своей национальной кухни. И вспоминали, вспоминали, молились. Когда община выросла до нескольких сотен человек, её возглавил Михаил Измерли. Он ещё только должен был появиться на свет, когда впервые его родители пришли к месту расстрела своих родственников. Я думаю, что это генетическая память Михаила призвала его к тому, чтобы продолжать и развивать традицию. Много лет подряд он собирал крымчаков в центре страны, в городе Нетания, в ресторане «Палерояль». Михаил так оформлял зал ресторана, что каждый вошедший погружался в атмосферу памяти. Это были стенды с фотографиями, тематические инсталляции, демонстрировались видеофильмы об известных крымчаках, звучали куплеты наших национальных песен, горели свечи, а капсула с землёй, которую Михаил взял с того места у рва, переходила из рук в руки…
       Но время вносит в нашу жизнь свои коррективы. В нынешнем году помешала встрече пандемия. Но, как говорится, нет худа без добра. Пришлось прибегнуть к встрече с помощью интернета. И вот Михаил Измерли и историк Михаил Гурджи, автор биографических очерков об известных крымчаках и редактор созданного несколько лет назад Дмитрием Мизрахи сайта «krymchaks.info», решили провести тъкун с помощью ZOOMа. А это дало возможность пригласить на встречу памяти крымчаков, не только живущих в Израиле, но и в других странах. Многие из них уже были знакомы между собой – кто очно, а кто и заочно, появление в «окошках» виртуального конференц-зала всё новых и новых участников приветствовалось ведущими – двумя Михаилами. По традиции, инсталляция со звездой Давида, красными сердечками между цифрами «1941», капсулой с крымской землёй и зажжёнными свечами так же, как и всегда, присутствовала. Но теперь она высвечивалась на экранах всех, кто смог в этот час прикоснуться к памяти. По традиции, звучала молитва крымчаков, и около сорока участников из Израиля, разных штатов Америки, России, Германии, Литвы* вторили ведущему, обращаясь к Творцу: «Амэн». Это были волнующие моменты, ведь несмотря на то, что наш народ разбрёлся по свету, он, живя бок о бок с людьми, исповедующими разные религии, сумел сохранить свою веру. Впрочем, это идёт из самой далёкой древности. Малочисленная группа людей, поселившаяся в средние века на Крымском полуострове, который в основном населяли крымские татары, переняла у них многое, в том числе и язык. Но свою, самую древнюю, иудейскую религию сохранила.

Подробнее: Непрерывная цепочка памяти: тъкун 11.12.2020 в zoom

      Лариса Мангупли
      Хайфа, Израиль  
      Таможенник киевского аэропорта «Борисполь», проверяя ручную кладь, задержал нас:
      – А вот это, гос-по-да (он разбил слово на слоги, очевидно желая придать ему какой-то особый смысл), – за границу провозить не разрешаем. – Сказал, как отрезал, и отделил от трёх золотых колечек и пары моих серёжек, вписанных в декларацию, два старинных полтинника.  
    Моя дочь возмутилась:
     – Почему же не разрешаете? – Монетки эти, между прочим, – память моего прадедушки …

Подробнее: Серебряный полтинник