Михаил Кизилов

Иллюстрация:
А.С. Фиркович, его дочь Малка и зять Гавриил Фиркович. Персонаж на втором плане может быть идентифицирован как С. Бейм, выполнявший тогда функции газзана в Чуфут-Кале и Бахчисарае. (Из альбома Т. де Паули; рисунок Карла Гуна, около 1857 г.). Фотоиллюстрация и описание взяты из монографии  М.Б. Кизилова  «Крымская Иудея» (Симферополь, 2011. С.260)
Источник: Кизилов М.Б. Новые материалы о взаимоотношениях караимской и раввинистической (крымчакской) общин Крыма в XVIII — начале XIX века // Научные труды по иудаике. Материалы XX Международной ежегодной конференции по иудаике : сб. — Москва,  2014. — Т. II. — С.127-139. — (Академическая серия ; вып. 46).
Публикуется с разрешения автора статьи М.Б. Кизилова - доктора философии в современной истории  (DPhil in Modern History) Оксфордского университета. Подробнее об авторе: Кизилов Михаил - Крымчаки (krymchaks.info).
Статья предваряет очерк В.А. Ельяшевича  Прошение крымчаков Бахчисарая на имя Таврического Губернатора 1807 г. - Крымчаки (krymchaks.info) -прим. ред. 
 Данная статья посвящена анализу взаимоотношений между караимами и раббанитами/раввинистами Крымского полуострова в XVIII — начале XIX в. Исследования последних лет позволяют утверждать, что сформировавшаяся ранее концепция о враждебных отношениях между караимской и раввинистической (крымчакской) общинами Крыма в раннее Новое время совершенно неверна. Согласно традиционной модели, по своей сути взаимоотношения между караимами и раввинистами были типологически похожи на отношения между католиками и протестантами раннего Нового времени [2]. В этих отношениях, как мы знаем, было много взаимной агрессии и неприятия религиозной доктрины оппонентов. Если говорить об аналогиях в исламе, то контакты между караимами и раввинистами традиционно сравнивались с отношениями между шиитами и суннитами. Данные модели действительно верны для описания достаточно враждебных взаимоотношений между караимами и раввинистами в средневековой Испании, Российской империи второй половины XIX века или, скажем, в Троках в XVII–XVIII вв. Тем не менее, как будет продемонстрировано ниже, в Крыму в XVIII и в начале XIX вв. контакты между этими двумя течениями в иудаизме своим дружелюбием и открытостью нисколько не напоминали конфликтной ситуации в Испании или Троках. Обнаруженные нами в недавнее время архивные материалы свидетельствуют о том, что проживавшие в Крыму караимы и евреи-раввинисты (крымчаки) к XVIII — началу XIX вв. стали de facto ощущать себя членами единой еврейской общины полуострова. В это время крымские караимы и раввинисты проживали на территории одних и тех же поселений (в Чуфут-Кале, Гёзлёве/Евпатории, Карасубазаре, Каффе/Феодосии, возможно, в Мангупе [3]). В XVIII в. юноши-раввинисты посещали школу для караимских детей в Чуфут-Кале, а раввинист Йосеф бен Моше Меворах в XVII в. работал в этой же школе учителем-меламедом. В случае опасности обе общины приходили друг другу на помощь и оказывали финансовую и прочую поддержку. Караимы также выступали в качестве третейских судей во время конфликтов в раввинистической общине Карасубазара. Все это однозначно указывает на дружественный и добрососедский характер контактов между этими двумя общинами. Основными источниками для написания статьи автору послужили архивные материалы, обнаруженные им в ОР РНБ им. Салтыкова-Щедрина, Государственном архиве АР Крым (ГААРК), а также в ОР библиотеки Литовской АН. Рассмотрим основные аспекты этих взаимоотношений.
Евреи-раввинисты (крымчаки) — жители Чуфут-Кале
  Впервые вопрос о проживании евреев-раввинистов в городе Чуфут-Кале (средневековом Кырк-Йере) был поставлен в 1895 г. гебраистом А.Я. Гаркави. Он, не указав на источник информации, заявил в интервью симферопольскому корреспонденту газеты «Одесский листок» о том, что еще в XVII в. на территории Чуфут-Кале проживали евреи-крымчаки и караимы, покинувшие поселение в XIX в.[4] Точка зрения
Гаркави (опять-таки без ссылки на источники) была поддержана журналистами, опубликовавшими в южнороссийских газетах заметки о том, что Чуфут-Кале является «крымчацко-еврейским» городом. В ответ на эти публикации появилась газетная статья молодого караима С.М. Шапшала (см. о нем ниже), утверждавшего, что вопрос об «исключительной принадлежности Кырк-Ера (нынешнего Чуфут-Кале) караимам не подлежит сомнению»[5]. Вопрос об этнической принадлежности памятников Чуфут-Кале и Мангупа поднимался также и в ряде публикаций караимских, крымчакских и др. авторов в 1912 г.[6] Далее полемика по этому вопросу продолжена не была, по всей видимости, вследствие отсутствия дополнительной информации и источников относительно этой проблемы. О присутствии евреев-раввинистов в Чуфут-Кале в XVIII в. писали крымские исследователи конца ХХ в., опять-таки, не приводя никаких существенных доказательств в пользу данной гипотезы [7]. В данной статье мы попытаемся внести ясность в эту запутанную проблему. Из доступных в настоящий момент эпиграфических, археологических и письменных источников явствует, что именно караимы состав ляли подавляющее большинство еврейского населения Чуфут-Кале в XVII–XVIII вв. С другой стороны, известные еще с XIX в. эпиграфические данные, а также обнаруженные в недавнее время автором этих строк архивные источники однозначно говорят о том, что наряду с караимами в Чуфут-Кале проживали разрозненные семьи крымских евреев-раввинистов, позднее ставших называться «крымчаками» [8]. Так, о пребывании раввинистов в Чуфут-Кале свидетельствуют эпиграфические источники. В 1669 г. на караимском кладбище в Иосафатовой долине был похоронен раввинист Йосеф бен Моше Меворах. Текст его надгробной эпитафии опубликовал, собственно говоря, не кто иной, как караимский собиратель древностей Авраам Фиркович (1787–1874), добавив, что тот «был из крымских раввинистов, учитель религии (меламед Тора) в Кале»[9]. Удивительно, но факт: раввинист Йосеф Меворах, таким образом, преподавал религиозный закон караимам Чуфут-Кале. Кроме того, в общине Чуфут-Кале раввинисты были не только среди преподавателей, но и среди учеников. Так, в списке школьников караимского мидраша (школы) в Чуфут-Кале в 1751–1753 гг. находились также пятеро юношей из общины, как пишет документ, «собратьев наших, раввинистов». Их имена: Давид, Йосеф, Йицхак бен Аарон, Яаков бен Шломо и Давид бен Авраам [10]. Несколько позднее (конец XVIII — начало XIX в.) среди учеников мидраша в Чуфут-Кале упоминается «Шумаилъ Чердоноци». Похоже, что здесь речь также идет об ученике из раввинистской семьи [11]. 

Подробнее: Новые материалы о взаимоотношениях караимской и раввинистической (крымчакской) общин Крыма в XVIII...

Вячеслав Ельяшевич
Статья и фотокопия документа любезно предоставлены В.А. Ельяшевичем для публикации на нашем сайте. Выражаем благодарность автору за предоставленные материалы.
Статья В.А. Ельяшевича «Прошение крымчаков Бахчисарая на имя Таврического Губернатора 1807 г.» была опубликована в альманахе «Кърымчахлар». Сборник статей и документов о крымчаках XVI-XXI вв. Выпуск 1. Симферополь, 2020. С. 187-191 (под редакцией М.Б. Кизилова и Н.А. Суминой).
 Традиционными местами проживания крымчаков в прошлом являлись города Карасубазар (Белогорск) и Каффа/Кефе (Феодосия),где они селились вместе с караимами, не уступая им по численности ,а в случае с Карасубазаром значительно превышая их [1]. В то же время немногочисленными группами крымчаки проживали и в местах с преобладающим караимским населением, а именно в Чуфут-Кале и Мангуп-Кале.
 Если о крымчаках в Мангуп-Кале нам практически ничего неизвестно, то о крымчаках в Чуфут-Кале мы имеем хоть и отрывочные, но вполне определенные сведения. До недавнего времени все наши знания о крымчаках в Чуфут-Кале основывались на книге А.С. Фирковича «Авнэ зиккарон» (1872), в которой, например, упоминается «раввинист, учитель Пятикнижия в Кале (Чуфут-Кале. – В. Е.)» Йосеф бен Моше Меворах, похороненный на караимском кладбище в 1669 году [2]. Впервые вопрос о поселении крымчаков в Чуфут-Кале был рассмотрен историком М. Б . Кизиловым на основе обнаруженных им материалов в личном фонде С.М. Шапшала (рукописный отдел библиотеки Литовской АН в Вильнюсе) – писем караимского общественного деятеля Б. Я. Кокеная. Кроме того, М.Б. Кизилов обнаружил в рукописном фонде Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге несколько брачных договоров крымчаков XVII–XVIII веков, заключенных в Бахчисарае и его окрестностях [3]. Интересно, что Б. Я. Кокенай не только упоминает фамилии крымчаков, проживавших в Чуфут-Кале в конце XVIII – начале XIX века, но и делает предположение, что они перешли в караимское вероисповедание. В качестве подтверждения своего мнения Б.Я. Кокенай приводит письмо начала XIX века, написанное крымчаком из Чуфут-Кале, в котором он говорит о себе, что перешел к караимам [4]. 
Иллюстрация - фотокопия первого листа документа.

Иллюстрация - фотокопия второго листа документа.

Иллюстрация - фотокопия третьего листа документа.

Подробнее: Прошение крымчаков Бахчисарая на имя Таврического Губернатора 1807 г.

Михаил Гурджи
Симферополь, 1990 год
(Доклад на XIX научной конференции студентов и молодых ученых "Вопросы истории, археологии и этнографии Юго-Запада СССР" СГУ им М.В.Фрунзе, 4 апреля 1990 г.*)
На фото: титульная страница крымчакского молитвенника 1734 года, отпечатанного в караимской типографии Чуфут-Кале. Иллюстрация из монографии  М.Б.Кизилова "Крымская Иудея "(Симферополь, 2011. С.212)

   В предлагаем коротком сообщении не ставится задача освещения всего комплекса письменных источников, а лишь небольшой их части. Для понимания этнонима "крымчак” можно выделить следующие существенные признаки: во-первых, это особая этнолингвистическая группа евреев, в конфессиональном плане являющаяся раббанитами (иудеями-талмудистами), во-вторых, крымчаки говорят на этнолекте крымскотатарского языка, в-третьих, в традиционном быту крымчаки практически не отличались от крымских татар и обычно проживали компактно. Проживавшие в Таврике до XV века евреи – талмудисты сыграли роль субстрата в формировании данной общности и называть их крымчаками не следует. Выделение группы тюркоязычных раввинистов в Крыму можно датировать концом XV-нач. XVI  вв. С этого периода о крымчаках следует говорить как об этнической общности.   
    Письменные источники стоит выделить по следующим причинам:
они  предоставляют нам возможность разделить караимские и крымчакские памятники, располагают обширным материалом, хорошо датированы и позволяют нам судить о роли крымчаков в политической, экономической и культурной жизни Крымского полуострова. Главный недостаток письменных источников заключается в том, что они практически не дают сведений об этногенезе крымчаков.
  Многими исследователями конца XIX-середины XX в. в. за основу к рассмотрению этногенеза крымчаков бралась их конфессиональная принадлежность – раввинистический иудаизм. Позднее, некоторые советские исследователи, оценивали этот подход критически.
    Импульсом к возникновению общины крымчаков, по-видимому, явилось ранее разделение (конец X-середина XIII вв.) еврейского населения Северного Причерноморья на последователей ортодоксального иудаизма (талмудистов) и приверженцев караимского учения (1), а также более поздний процесс (конец XV-нач. XVI вв.) аккультурации иноэтническим тюркоязычным большинством.

Подробнее: Источники по этнической истории крымчаков

Михаил Гурджи
  В 1989-1991 гг. в Крыму мне удалось взять ряд интервью у крымчаков старшего поколения, носителей языка и хранителей традиций нашей общины. Сегодня, спустя более 30 лет, важно опубликовать некоторые из моих этнографических записей тех лет для лучшего понимания жизни и трагедии поколения, рожденного в начале XX века. Герои моего материала присутствуют и на этом фото крымчаков старшего поколения (Симферополь, 1981 г.). Фото из личного архива моего отца Я. Д. Гурджи  (ז''ל (1934-2010.
Перечислим всех известных нам поименно:
Нижний ряд, слева направо:
Юлия Михайловна Ачкинази, Абрам Моисеевич Пейсах (1900-1984), Яков Моисеевич Бакши (1905-?), Ломброзо Михаил (Меир) Юрьевич (Юдович) (1911-1998), Евгения Лазаревна Эльяшева (1923-2013), Давид Иосифович Гурджи (1903-1986), Сима Ароновна Цырульникова (Ломброзо) (1929-2004).
Второй ряд,  слева направо:
Борис Михайлович (Вениамин Моисеевич) Ачкинази (1927-1992), Давид Ильич Реби (1922-2019), имя женщины не установлено, имя мужчины не установлено, Семен Бакши, Давид Абрамович Габай (1910-1993)-герой моего интервью, Иосиф Яковлевич Леви (1923-1981), Анджело Владимир Михайлович (1915-2009), имя мужчины не установлено, Монавель Чулак  (1914-нач.1990-х годов), Нисим Мордехаевич Мизрахи (1911-1989).
Третий ряд, слева направо:
Семен Исаакович Рафаилов (1924-2004), имя мужчины не установлено, Илья Давидович Мизрахи (1911-1989), Семен Михайлович Валит (1916-2004), Девере Абрамовна Бакши (1919-?), Марк  (Мара) Моисеевич Бакши (1914-?)-герои моего интервью имя мужчины не установлено, Лев Исаакович Кая (1912-1988), Ломброзо Иосиф Аронович (1926-2004)
Верхний ряд, слева направо:
Юрий Михайлович Мангупли  (1920 - конец 1990-x?), Рафаил Аронович Ачкинадзе (1927-2020), Исаак Абрамович Берман (1928-2002), Иосиф Семенович Цырульников (1926-2004), Абрам  Cамуилович Хондо (1914-1992).
 
Воспоминания ветеранов-крымчаков. Крым, Симферополь, 2005. Интервью записано М.А. Измерли.

Подробнее: Живая летопись общины. Воспоминания ветеранов.

М. С. Куповецкий 
Источник: интернет ресурс сайт  www.rsuh.ru 
Биографические сведения.

Окончил факультет статистики Московского экономико-статистического Института по специальности “Статистика населения” (1984). Был одним из инициаторов создания Еврейской историко-этнографической комиссии в Москве (1981), Еврейского исторического общества (1987), Еврейского университета в Москве (1991).
Научно-педагогическая деятельность
С 1990 г. – директор Научного центра Ассоциации иудаики и еврейской культуры, с 1991 г. – преподаватель специализации «Еврейские языки, культура, тексты и архивы» ИАИ РГГУ на внештатной основе по приглашению американской стороны, с 1993 г. – научный руководитель специализации «Еврейская история и филология» РГГУ. С 1994 г. – декан исторического факультета Еврейского университета в Москве. В 1994 – 1998 гг. – зам.главного редактора, главный редактор «Вестника Еврейского университета в Москве»,  с 1998 г. – исполнительный директор Российско-американского центра библеистики и иудаики РГГУ. С 2015 г. – директор Учебно-научного центра библеистики и иудаики РГГУ.
Читает курсы:
История евреев Восточной Европы до середины XVIII в.
История евреев Российской империи (конец XVIII - начала XX в.)
История советского еврейства
Этническая история евреев
Этническая демография
Публикации
Автор более 60 научных публикаций, в том числе, соавтор девяти архивных путеводителей.
Член Русского географического общества при РАН, Российской социологической ассоциации и Академического совета Центра "Сэфер".
Предисловие 
Наше знакомство с Марком Куповецким состоялось в Симферополе в декабре 1990 года. Марк сопровождал известного французкого фотохудожника Фредерика Бреннера (Подробнее: Фредерик Бреннер: Как евреи живут | Еврейский Мир (evreimir.com), который прибыл в Крым с целью создания фотоальбома о крымчаках. Я помогал им в этой экспедиции в организации встреч с представителями общины и осуществления фотосессий. 
На фото М. Гурджи и М. Куповецкий, Чуфут-Кале (Иосафатова долина), декабрь 1990 г. (из личного архива М.Гурджи). Фотограф - Ф. Бреннер.

Марк Семенович уже в это время был известным ученым, специалистом по иудаике. В числе его научных интересов было изучение истории и демографии крымчаков. Марк является автором двух интереснейших исследований, опубликованных в научной периодике СССР 1980-х годов:

Подробнее: К этнической истории крымчаков