Содержание материала

Авторские произведения появились у крымчаков только с начала 20 века. С установлением Советской власти в Крыму государство стало проводить интенсивную антирелигиозную пропаганду. Вместо религиозных учреждений стали возникать светские. С начала 20-х годов текущего века во всех городах Крыма были открыты «Клубы крымчаков», в которых ставились спектакли на родном языке силами непрофессиональных, самодеятельных артистов. Первая театральная секция была создана в 1923 году.

Репертуар был разнообразным: пьесы на библейские сюжеты «Эсфирь и Мордехай», интерпретации популярные тюркские музыкальные комедии «Аршин мал алан», «Кёр огълу» и другие. Появилась необходимость создания пьес, показывающих жизнь крымчаков. Так возникли пьесы «Догмуш къурбанлары», «Экъы эв Карагъа донду» М. Дондо, «Къырмызы йылдыз», «Муртсыз севда» И. Чахчира и «Амма да кельын» /«Ну и невеста»/ А. Х. Бакши. Разумеется, тексты всех этих поэм существуют в письменном виде и фиксируют состояние языка и культуры крымчаков 1920-1930-х годов.

Текст последней из вышеперечисленных пьес опубликован в книге «Крымчаки», выпущенной в Симферополе в 2001 году. Суть пьесы сводится к следующему: отец собирается выдать замуж шестнадцатилетнюю дочь, Раечку. Дочь не хочет выходить замуж, говорит, что хочет получить полноценное образование. Но отец ее ставит перед фактом, что у него уже есть кандидатура ей в женихи. Раечка, будучи сообразительной девушкой, умоляет находящегося в услужении Эрсыза переодеться девушкой и встретить жениха. Сама же переодевается в служанку. Приходит жених и видит «невесту». В ужасе он собирается бежать. Тут входит отец и видит жениха, который собирается покинуть дом под любым предлогом. Он спрашивает Раю, что случилось. Жених понимает, что с ним сыграли злую шутку, но он рад, понимая, что его невестой будет такая красивая девушка. Рае жених тоже нравится, и она дает согласие на брак. Сцена заканчивается тем, что разъяренный отец выгоняет за кулисы Эрсыза, одетого в женское платье.

Пьеса наследует традиции классической комедии, с обязательным соблюдением единства времени, места и действия. Язык комедии уже сильно русифицирован, в нем также присутствует целый пласт калькированных слов, таких как «англичанский тиль», присутствует целый ряд жаргонных выражений, заимствованных из русского языка. Тем не менее, пьеса написана крымчакским автором на крымчакском языке. По большому счету, этот период можно считать расцветом, пусть и недолгим, драматургии на крымчакском языке. Вслед за этим наступил период полной и целенаправленной русификации, во время которой были свернуты театральные кружки. Вслед за этим пришла вторая мировая война, во время которой погибла большая часть (80%) и без того малого этноса. Впрочем, именно эта трагедия способствовала рождению целого цикла скорбных песен о горькой участи народа, ставшего жертвой фашистского геноцида, таких как «Бугун дэсэм» /«Если сегодня скажу…»/, «Джанавар фашист Къырымда…» /Звери-фашисты в Крыму…/ и многие другие произведения, написанные А. Леви, И. Конфино, В. Багинской (Гурджи) и другими. Такие произведения было принято читать на «тъкун» – день памяти крымчаков, расстрелянных в период фашистской оккупации Крыма вплоть до 1986 года.

Старики и сегодня помнят и исполняют эти скорбные песни, читают эти поэмы, считая их народными. Тем не менее, в таких поэмах и песнях есть аллюзии с традиционными крымчакскими и крымскотатарскими песнями. Например, строки «анам десем, анам йох,/ атам… десем, атам йох…», взятые из поэмы «Джанавар фашист Къырымда…» /Звери-фашисты в Крыму…перекликаются со строками восьмой народной песни, внесенной Филоненко в работе «Крымчакские этюды».

В отдельную категорию письменных источников, принадлежащих перу конкретного автора, можно выделить учебники и учебную литературу.

В 1920-х годах советское правительство проводило политику развития национальных культур. В 1926 году в Крыму функционировало 2 крымчакские школы, в которых 7 учителей преподавали 300 крымчакским детям. Именно поэтому известный просветитель крымчаков И. С. Кая в 1928 году опубликовал первый учебник для начальных крымчакских школ, использовавший латинский алфавит. Двумя годами позже он же выпускает еще один учебник для крымчакской школы, вышедший под названием «Qrьmcaq mekteblerinin ekinci sьnьfьna maxsus oquv kitabь».

Обе книги содержат тексты, рассчитанные на детей младшего школьного возраста и важны для нас постольку, поскольку фиксируют состояние крымчакского языка 1920-х годов:

Балалар йувунайлар.Дети купаются.

Йазнынъ чиллесы. Балалар йазлых ташлангъанлар. Мектэблердэ охымах йох. Ава пек сычъакъ. Кунэш къыздырай. Ойнамах ичун сокъахта чъыйылгъан балалар    нэ йапачъахларыны быльмийлер.

Балалардан быры:

Лето в разгаре. У детей каникулы. В школах занятий нет. Жарко. Солнце припекает. Собравшиеся поиграть на улице дети не знают, что им делать.

Один из мальчишек:

– Айдынъыз, чайгъа варыб, быр йувунайых! – дий. – Айда на речку купаться!
Къалгъан балалар: Остальные:
– Йахшы сойледынъ! Айдынъыз, варайых! – дийлер.  – Хорошо сказал! Пошли! – говорят.
Эпсы балалар догъры чайгъа келийлер. Все дети понеслись на речку.
Озен йанында зув-чув: быр йакътан урбаларны чыхарайлар, быр йакътан кийынийлер. Сувдакы балалар чапышайлар, къычрышайлар, быры бырлерынынъ устынэ сув сычратайлар. На берегу – сутолока: кто раздевается, кто одевается. Купающиеся в воде барахтаются, кричат, брызгают друг на друга водой. 
Эсльычъы быр адам огъылына: Пожилой мужчина сыну:
– Олды, Шимон, йувунгъанынъ, чых энды сувдан! – дий. – Хватит, Шимон, купаться, выходи уже из воды!
Шимон, сувдан чыхкъанда, къалтырай, титрий эды. Атасы онъа: Вышедший из воды Шимон дрожит, трясётся от холода. А отец ему:
– Кордынъ мы, сойледым дэ санъа “сувда о къадар отырмах олмаз”, дэб! Сен меным созымны саймадынъ,      штэ шынды дыр-дыр къалтырайсынъ! – дэды. – Видишь, говорил же я тебе “нельзя так долго оставаться в воде”! Ты меня не послушался, вот и дрожишь теперь “дыр-дыр”!

Представленный рассказ является одним из текстов, размещенных в 82-х страничной книге И. С. Кая «Qrьmcaq mekteblerinin ekinci sьnьfьna maxsus oquv kitabь». Оригинальный текст был представлен в латинской графике. Главная ценность учебников И. С. Кая заключается в том, что они являются первыми письменными памятниками, отражающими гласные звуки. Древнееврейское и арамейское письмо, использованное крымчаками в течение предыдущих нескольких сотен лет, не отражало звучание гласных.