Лариса Мангупли
Хайфа, Израиль 

На фото:
М.А.Измерли, председатель крымчакской общины Израиля

   
«Память (по С.И. Ожегову, автору толкового словаря русского языка) – способность сохранять прежние впечатления, опыт, а также самый запас хранящихся в сознании впечатлений». Среди тех, кто был свидетелем событий 79-летней давности, то есть расстрела крымчаков фашистскими оккупантами у рва на шоссе «Симферополь – Феодосия», у рва в посёлке Багерово близ Керчи и в других печально известных местах Крыма, теперь уже нет в живых. А те, в чьём сознании хранится эта память, приняли её от своих родителей, бабушек и дедушек, предыдущих поколений, на долю которых выпало пережить трагедию.
    В нынешнем году исполняется 75 лет с тех пор, как в Крыму стали считать 11 декабря (в этот день 41-го года был самый массовый расстрел крымчаков) днём памяти о невинно убиенных. Впервые после окончания войны симферопольские крымчаки пришли к расстрельному рву и увидели поле, усеянное останками жертв злодеяния. Как могли, они присыпали землёй трупы, молились и поклялись всегда помнить. Глубокая рана от потери близких и родных вот уже многие десятилетия не заживает, кровоточит, выливается горькой слезой. Я помню, как совсем ещё маленькой девочкой, переживала эту трагедию. Она вошла в меня со слезами моей мамы. Вся её большая семья была расстреляна у рва в Симферополе. В первые послевоенные годы мама из Керчи приезжала к этому рву. Там крымчаки молились, поминали своих родных и близких. Вот с тех самых пор и живёт эта печальная традиция – вспоминать и поминать…
      В Израиле, где с годами из репатриантов сформировалась крымчакская община, память людей не только не угасла, но и обрела новые формы продолжения традиции. Вначале крымчаки собирались на тъкун в доме Ники Чолака. Они приносили с собой не только дорогие для себя реликвии, связанные с прошлым, фотографии, свечи, но и блюда своей национальной кухни. И вспоминали, вспоминали, молились. Когда община выросла до нескольких сотен человек, её возглавил Михаил Измерли. Он ещё только должен был появиться на свет, когда впервые его родители пришли к месту расстрела своих родственников. Я думаю, что это генетическая память Михаила призвала его к тому, чтобы продолжать и развивать традицию. Много лет подряд он собирал крымчаков в центре страны, в городе Нетания, в ресторане «Палерояль». Михаил так оформлял зал ресторана, что каждый вошедший погружался в атмосферу памяти. Это были стенды с фотографиями, тематические инсталляции, демонстрировались видеофильмы об известных крымчаках, звучали куплеты наших национальных песен, горели свечи, а капсула с землёй, которую Михаил взял с того места у рва, переходила из рук в руки…
       Но время вносит в нашу жизнь свои коррективы. В нынешнем году помешала встрече пандемия. Но, как говорится, нет худа без добра. Пришлось прибегнуть к встрече с помощью интернета. И вот Михаил Измерли и историк Михаил Гурджи, автор биографических очерков об известных крымчаках и редактор созданного несколько лет назад Дмитрием Мизрахи сайта «krymchaks.info», решили провести тъкун с помощью ZOOMа. А это дало возможность пригласить на встречу памяти крымчаков, не только живущих в Израиле, но и в других странах. Многие из них уже были знакомы между собой – кто очно, а кто и заочно, появление в «окошках» виртуального конференц-зала всё новых и новых участников приветствовалось ведущими – двумя Михаилами. По традиции, инсталляция со звездой Давида, красными сердечками между цифрами «1941», капсулой с крымской землёй и зажжёнными свечами так же, как и всегда, присутствовала. Но теперь она высвечивалась на экранах всех, кто смог в этот час прикоснуться к памяти. По традиции, звучала молитва крымчаков, и около сорока участников из Израиля, разных штатов Америки, России, Германии, Литвы* вторили ведущему, обращаясь к Творцу: «Амэн». Это были волнующие моменты, ведь несмотря на то, что наш народ разбрёлся по свету, он, живя бок о бок с людьми, исповедующими разные религии, сумел сохранить свою веру. Впрочем, это идёт из самой далёкой древности. Малочисленная группа людей, поселившаяся в средние века на Крымском полуострове, который в основном населяли крымские татары, переняла у них многое, в том числе и язык. Но свою, самую древнюю, иудейскую религию сохранила.

Подробнее: Непрерывная цепочка памяти: тъкун 11.12.2020 в zoom

Лариса Мангупли
Хайфа, Израиль 
На фото: 
тъкун 2012 в г. Нетания, Израиль

Сначала  в этом заголовке  публикации израильской газеты «Секрет» и сайта журнала ИСРАГЕО меня привлекла фамилия. Не удивительно, потому что теория знаменитого учёного, профессора психиатрии и криминальной антропологии Чезаре Ломброзо, который жил и творил в Италии в девятнадцатом веке, известна многим. А вот к слову «бренд» вернули заключительные строки описания жизненного и творческого пути Чезаре Ломброзо. В них говорилось, что ныне в Израиле и в США живут потомки знаменитого учёного, причём, по российской ветви (прямые ли это потомки – не известно). Кто-то  из них  пошёл по научной стезе, а кто-то – по художественной. Видно, хорошее наследство досталось им от прославленного предка.  И модное ныне слово «бренд», как, своего рода, марка, как принадлежность к чему-то успешному и продвинутому, и говорило о том, что потомкам известной фамилии есть чем гордиться. А далее следовало примечание редакции, мол, будем рады, если родственники Ломброзо выйдут на связь и расскажут о себе, о своих предках,  о неисповедимых путях, по которым они попали в Россию.
Вот небольшая справка: история фамилии Ломброзо уходит корнями в далёкое прошлое. Так же, как и фамилии: Манто, Пиастро, Хондо, Анджело. Она итальянского происхождения.  В XIII – XIV веках и позже, спасаясь от погромов, инквизиции и других преследований, европейские евреи вынуждены были бежать в другие места, которые впоследствии и стали их второй родиной. В частности – в Крым. Жили они здесь своей общиной компактно, сохраняя иудейскую веру. А вот язык, традиции, культуру и частично образ жизни приняли от крымских татар. Так с течением веков создавалась новая этнолингвистическая группа иудеев, которую евреи-ашкеназы стали называть крымчаками. Это название сохранилось на века. Среди крымчаков было немало представителей с фамилией Ломброзо. В годы фашистской оккупации Крыма  геноциду подверглись не только евреи, но и крымчаки. Сегодня их потомков на полуострове совсем мало – около 200 человек. Многие эмигрировали в разные страны: в Америку, Австралию, Канаду, Германию…  Но самая большая крымчакская  община сегодня – в Израиле, где немало представителей фамилии Ломброзо. С некоторыми из них столкнула меня профессия журналиста.
Подробнее: Бренд Ломброзо